вторник, 28 июля 2020 г.

Игорь Геннадьевич Сироткин открывает первый советский гей-клуб в Ленинграде на Литейном


Игорь Геннадьевич Сироткин
  Перестройка ворвалась в сортир на Тимирязевском бульваре одновременно с нескольких направлений. Клиенты стали дольше засиживаться в кабинках, оттягивая момент расставания с осмелевшими газетными обрывками, на каменных лицах толпящихся в маленьком кафельном холле педерастов весенним светом заиграло предчувствие долгожданной свободы, ещё далекой, но уже несомненной, громче стали те части матерных монологов, где помимо господа Бога упоминались руководители партии и правительства, чаще стали перебои с водой и светом.
Виктор Пелевин «Девятый сон Веры Павловны»


   Генерал-полковник Игорь Геннадьевич Сироткин, заместитель Директора ФСБ РФ, в свое время был одним из первых активистов ЛГТБ-движения в СССР. Когда в Ленинграде встал вопрос об открытии первого в стране подпольного гей-клуба, никто не сомневался, что он будет действовать под прикрытием КГБ, но для всех оказалось полной неожиданностью то, что организуют на Литейном. Как человеку уже бывалому в этом новом для чекистов направлении, создание первого советского гей-клуба (пусть и подпольного) поручили молодому оперу Игорю Ивановичу Сироткину, человеку без высшего образования.

  Изначально в его планы входило организация подпольного клуба при кафе «Сайгон», что на углу Владимирского и Невского проспекта, но потом все же решили разместить новый очаг культуры на одной из конспиративных квартир по соседству с работой.

  Идея оказалась удачной, и вскоре это заведение стало любимым местом отдыха не только ленинградского андеграунда, но и самих работников плаща и кинжала, не скрываясь заходивших сюда на огонек после службы. Эта квартира стала своего рода нейтральной территорией, где кураторы могли наконец расслабиться и переговорить с глазу на глаз со своей клиентелой, не опасаясь прослушки, – здесь с этим было строго. Все в культурной столице знали, – в заведении «У Геннадьича» никто не пишет, и смело назначались здесь на кухне самые ответственные переговоры.

  Вторым правилом, которое строго соблюдалось в этих стенах, – вход строго без оружия, за чем строго следили охранники-прапорщики на входе. Никаких конфликтов, драк, и уж тем более убийств здесь не было зафиксировано не только в 1980-е, но и даже в 1990-е, когда здесь остался всего лишь филиал, а сам клуб легализовался на Невском проспекте. Но это совсем другая история.

  Статус надежного и безопасного места для встреч надолго закрепился за этой конспиративной квартирой, о существование которой знал весь Ленинградский и в последствии питерский бомонд. Но это тоже совсем другая история.

   Всего Вам доброго:


Комментариев нет:

Отправка комментария