понедельник, 2 марта 2020 г.

Людмила Васильевна Кузьмичева

Людмила Васильевна Кузьмичева. Фото: Youtube.com
 Итак, приступим помолясь:
Людмила Васильевна Кузьмичева. Доцент. Кандидат исторических наук (1986 год), тема диссертации: "Сербо-русские отношения в 1875-1878 гг"
Начало работы на историческом факультете: 1985 год.
В 1978 году окончила с отличием исторический факультет МГУ по кафедре истории южных и западных славян. Работает в МГУ с апреля 1979 года. С 1985 года преподает на кафедре истории южных и западных славян, сначала в должности научного сотрудника, а с января 1995 г. в должности доцента. Ученое звание доцента присвоено в 1998 году.
Научные интересы:
История Сербии, История Балкан (С)
  Все началось еще в 2007 году. Когда на третьем курсе решался вопрос о выборе научного руководителя для написания диплома, мы посещали лекции у одного престарелого преподавателя (кажется, В.А. Тесемников), с кафедры ИЮиЗС (истории Южных и Западных славян). На одном из занятий я проявил неуместную эрудицию, и в конце лекции этот преподаватель отпустил девочек, а меня оставил для разговора. Предложил мне не просто выбрать его в качестве научного руководителя, но и фактически впоследствии занять его место на кафедре. Я ответил, что подумаю, поскольку планировал политическую, а не преподавательскую карьеру.
  Не дожидаясь моего ответа, того старого преподавателя сразу же отговорили. «У Димы большие проблемы с сербским языком». И они действительно начались у меня. У Людмилы Васильевны Кузьмичевой (назовем уже это имя, из-за которого В.В.Путин лишится всего) были две верные неразлучные подруги, с которыми она вместе обедала в столовой – наша инспектор курса и Иванова, преподаватель сербского языка с Инъяза (плюс заведующая канцелярией деканата). И вот в конце 3 курса все на кафедре стали дружно отказывать быть моим научными руководителями и я остался единственный, кто на кафедре остался без него.
31 августа 2007, перед началом учебного года я пришел на заседание кафедры Южных и Западных славян (защищал диплом там), и с порога при всех задал вопрос по этому поводу заведующему кафедрой. Людмила Васильевна Кузьмичева (далее Л.В.К.) вытолкала меня из кабинета, и за дверью попросила «не поднимать скандал». И тут же предложила себя в качестве моего научного руководителя. Вариантов у меня не было. Однако, как оказалось, именно она возглавила на кафедре мою травлю. На ближайшем семинаре, Л.В.К. она познакомила меня с другими ее студентками:
– А это Дима. Но он у нас учиться не будет, потому что скоро перейдет на кафедру Отечественной истории XIX века. Правда, Дима?
То есть стала открыто унижать меня перед этими девчонками и ставить ультиматумы. Далее Кузьмичева, преподаватель сербского Иванова и наша инспекторша хором стали предлагать мне в ультимативном порядке следующие условия: если я перейду на кафедру XIX века, то за мною сохранят сербский язык в дипломе и оценка будет «отлично». В противном случае грозили отчислением.
  Именно в таких условиях я и обратился к большим людям на Лубянке. Для меня переход на другую кафедру в начале 4 курса грозил массой пересдач, в том числе и Источников, а это привело бы к отчислению. А дома меня ждал не военкомат, как остальных, а УБОП по Воронежской области. И когда Кузьмичева начала меня откровенно прессовать, только тогда я и достал из рукава этот козырь.
 Я расчехлил одну, скрываемую до этого информацию о том, как в ноябре 2000, на третий день празднования Дня Артиллерии…..
…….
… Три дня работала комиссия из Москвы. И... ничего. ... А с живущими по соседству в селе Центорой (ныне – Ахмат) кадыровцами – договорились. Вообще ничего никому не было. Начарт (начальник артиллерии) наш, кстати, после выхода на пенсию устроился работать в Кремлевское отделение ФСО. Счастливый такой пенсионер. Назовем его просто, ну, скажем, …, или «старый молдавский алкоголик»:

https://www.karaichev.com/2018/11/glava-pjatnadcataja-osennij-rjov-nacharta.html

  Соответственно, два офицера с Лубянки (… и …) и наехали осенью 2007 на нашу инспекторшу и на Кузьмичеву. Не вдаваясь в подробности, объяснили им на пальцах, что Караичева трогать нельзя. Вообще. Никак. Ну, не будут же им объяснять, что в ноябре 2000 связист 2-й гвардейской гусеничной батареи совершенно случайно стал свидетелем того, как Кадыровы внезапно возымели компромат на Путина.
  Только Людмила Васильевна у нас неугомонная оказалась, и вскоре опять принялась за старое. Сама того не ведая, она игралась со спичками на чеченской теме задолго до эпизода с Вдовиным и Барсенковым.
  Кстати, о птичках-спичках. Угадайте, кто в сентябре 2009 залез Рамзану Ахматовичу в коменты в его ЖЖ (по умолчанию они заскринны, но я сделал скриншот), представился и посоветовал не горячиться, намекнув, что в курсе осенней сказки Курчалойского леса 2000 года?
  И где благодарность этих Вдовина и Барсенкова? Кто из них почесался, когда осенью 2012 за моей спиной, то есть в отсутствие соискателя, утверждали его тему?
  Однако продолжим наш рассказ. … и … тогда Кузьмичеву не дожали. И она через год снова взялась за свое. Снова начала откровенно игнорировать и топить меня. А самое главное – подставила с архивами. Умение работать с архивами – очень важная составляющая в обучении историка. Однако Кузьмичева почему-то ни разу не направила меня в архив, – ни в московский РГАДА, ни в питерский ГРАВМФ или РГИА. По последнему мотивировала тем, что там ремонт в связи с переездом резиденции Полтавченко. Но основной архив по теме моего диплома находился в Черногории. После курса лекций по архивам, который у нас вел Борисенок, я сделал себе загранпаспорт, и уже намеревался отправиться летом 2008 в Черногорию. От Борисенка я узнал, что архивариус в Херцег-Нови – наш человек. В смысле скучает на работе и скрашивает серые будни ракией. И не только сам, но и исследователям наливает со скуки. Восторгу моему после этого рассказа не было предела.
  Однако, когда я поделился своими планами на лето 2008 с Людмил Васильевной, как Кузьмичева внезапно стала отговаривать меня. Убеждала, что архив в Херцег-Нови якобы сгорел в войну. По крайней мере, интересующие меня фонды начала XIX века. Я ей тогда поверил.
  Обман вскрылся только год спустя, за пару месяцев до защиты. Кузьмичева получила в награду грамоту от Ректора и на радостях перепутала бумаги на семинаре. Мои отдала одной девочке, а ее – мне. В ее бумагах оказались подготовленные Кузьмичевой описи якобы сгоревшего архива. Девочке той я тогда эти описи не стал возвращать. Сказал, что «потерял». И вот после этого Людмила Васильевна внезапно стала шелковой. Превратилась в Добрую Фею, Исполняющую Желания (она мне этих унижений так и не простила). Диплом она мне тогда продавила. Нагадила, чуток, конечно. Ну, там, название темы подменила (знакомый почерк). В оригинале было «Русское управление в Боке Которской в 1806-1807 годах», а не в «-1808» (в 1808 году эскадра Сенявина была уже в Лиссабоне, а не в Которе). Тема, кстати, смежная – более подходила для кафедры Отечественной истории 19 века, куда она меня собиралась выгнать со славянской. Тем не менее, диплом она мне продавила.
   Подменить название темы исследования – это её конек.
  Те описи для Малышевой (так звали эту девочку) я ей, конечно же, вернул. Демонстративно. Сразу же после защиты диплома (двух пятерок не хватило до красного, потом в магистратуре РГГУ и вовсе за два года только одна четверка случилась, а остальные оценки – отлично).
  Кузьмичева зашипела и затряслась тогда. Потом, спустя пару лет, как-то в библиотеке встретила, так на весь читальный зал шипеть и пениться начала. Она всегда и всех нагибала. Всем факультетом манипулировала. И в первую очередь деканом С.П. Карповым. Не знаю как, но это Кузьмичева натравила на меня Карпова, тогда еще декана (скорее всего, через свою подругу, заведующую канцелярией). Вот отголоски этой былой войны деканата против бедного и несчастного студента Димы:

http://lj.rossia.org/users/cupol/166304.html

http://lj.rossia.org/users/cupol/159617.html

  Карпов, кстати, очень болезненно относился к творчеству студентов в Интернете. А Дима – графоман. И прирожденный пиарщик. Как-то я написал про то, что Засурского (декана Журфака, что просидел в своем кресле 40 лет) сняли. Сделали его не деканом, а ПРЕЗИДЕНТОМ. Сергей Павлович тогда очень болезненно отнесся к этому моему тексту. А зря. Я за Засурского на самом деле переживал. Ну, выпивал даже с ним как-то. После защиты кандидатской у подруги. Не знаю как, но это Кузьмичева натравила на меня С.П.К., тогда еще декана. И весь факультет с ним.
  По архивам. История оказалась с далеко идущими последствиями. Как мне удалось выяснить (я ведь трижды служил разведчиком), во время обсуждения моего диплома за закрытыми дверями мой оппонент (директор Инслава РАН К.В. Никифоров) тогда очень возмущался по поводу того, что в моем дипломе не оказалось ссылок на архивы. В ответ Кузьмичева солгала ему про то, что де Дима у нас и так контуженный и не умеет в архивы. На что К.В. Никифоров очень удивился, поскольку вел у меня спецкурс по современной Югославии, по итогам которого поставил мне «отлично».
  Так или иначе, но, с одной стороны, постав мне «отлично» за диплом, мне не дали направление на аспирантуру, а с другой, – на Истфаке МГУ меня, историка, так и не научили пользоваться архивами. Дабы исправить последнее, я поступил в магистратуру Историко-архивного института РГГУ. Там я решил специализироваться по Крыму. Меня долго убеждали, что эта тема «никогда уже не взорвется», да и вообще «по ней все уже изучено», но я настоял.
  Когда же я окунулся в архивы (ГАРФ, ГРАНИ, РГАСПИ), то с удивлением обнаружил, что по теме передачи Крымской области в 1954 году, практически никто в архивы не заглядывал со времен профессора Волобуева в начале 1992. Все до сих пор везде и всюду ссылаются на давно уже не существующие архивы ЦГАОР СССР и ЦГА РСФСР, канувшие в Лету в апреле 1992.
  А самое главное – я вскоре понял, почему никто и не стремиться изучать первоисточники. Дело в том, что история передачи Крымской области в 1954 у нас сфальсифицирована. Крым и Севастополь вместе с ним передали абсолютно законно. Более того, по аналогичному сценарию в те же 1940-1950-е в состав РСФСР передали значительно больше территорий. Профессор Кремнев (Юрфак) очень туманно намекнул на десятки этих прецедентов в своей книге, но называть не стал. Его можно понять – у него есть место на кафедре в МГУ. Уверен, – когда он писал свою диссертацию, то ему никто по совету Кузьмичевой не подменял темы. В отличие от меня.
  Кузьмичева меня многому научила. Например, – в любой непонятной ситуации натравливать на своих врагов ПРЕЗИДЕНТА.
***
  А еще она, сама того не ведая, научила меня великому искусству программирования культурного кода народов. Как из нескольких наций слепить одну, или наоборот – одну разделить на несколько. Что собственно, и происходило сплошь и рядом в XIX веке, где закопаны корни многих проблем нынешней Европы. До Л.В.К. история для меня была чередой войн и устойчивого технического прогресса. Она же открыла мне глаза. Укрепила и направила. Если вдруг, например, через 15 лет, я начну применять полученные знания на практике, то Вам следует знать, кто именно Диму натаскал всему вот этому. Кто укрепил и направил.

  PS. Данный текст подготовлен для публикации со ссылкой (давно не делал ссылки на свой сайтик) на всякого рода «Сачки» и прочие «Досье на преподов».

Комментариев нет:

Отправить комментарий