воскресенье, 22 марта 2020 г.

Фото полковника ФСБ, отравившего декана Истфака МГУ И.И.Тучкова

  Хороший чекист – сфотографированный чекист. Оборотни боятся света. И огласки. Если Вам не нравятся чекисты – это значит, что Вы не умеете их фотографировать. Представляю Вашему вниманию фото полковника ФСБ, который 22.09.2018 отравил декана Исторического факультета МГУ им. Ломоносова И.И.Тучкова.
Полковник ФСБ, отравивший 22.09.2018 декана Истфака МГУ И.И. Тучкова. Фото Д.Н. Караичева

  Именно этим ядом в тот же день сотрудники ФСБ попытались отравить и меня. Они опрыскали мне сахар специальным раствором. Есть такой специфический редкий яд, которым пользуются наши спецслужбы, который получают из экзотического тропического цветка. Особенностью действия этого яда является то, что действует не сразу, а только после физической нагрузки, маскируясь при этом под сердечный приступ. Риск его обнаружения минимален.


  Именно таким ядом в свое время убили питерского криминального авторитета Рому Цепова (известного решалу), когда он проговорился о том, что в 90-е его охранное агентство осуществляло охрану Путина, поскольку по статусу заместителю мэра охрана ФСО не полагалась.
  Откуда я знаю, что именно этот человек в свое время отравил декана Исторического факультета МГУ им. Ломоносова И.И.Тучкова? Во-первых, одновременно с отравлением Тучкова чекисты попытались отравить и меня. Дело в том, что после того, как в декабре 2017 я обратился в Никулинскую межрайпрокуратуру Москвы по поводу нарушений на Историческом факультете МГУ им. Ломоносова, я почувствовал за собою слежку «топтунов» ФСБ, а мой телефон был в очередной раз взят на прослушку (есть ряд признаков). Как потом оказалось, С.В.Девятов, заведующий кафедрой Российской истории XX-XXI вв., и по совместительству «советник Директора ФСО», написал на меня донос генерал-полковнику ФСБ И.Г.Сироткину, заместителю директора ФСБ и руководитель аппарата «Национального антитеррористического комитета». Поводом послужила моя поэма «ПутинЪ», пародия на известную поэму Маяковского «Ленин», в которой я взялся за описание агонии путинского режима.


  Для тех, кто не в курсе – так называемый Национальный антитеррористический комитет, созданный Путиным в 2006, по традиции, начатой со времен кормления жителей Рязани сахаром с лапшой, не имеет никакого отношения к борьбе с терроризмом. Это полугласный карательный орган, координирующий незаконные антиконституционные действия силовиков для борьбы с оппозицией. Если потребуется сфабриковать уголовное дело против любого гражданина РФ, заподозренного в нелояльности к существующему диктаторскому режиму Путина, то против него возбуждается уголовное дело, на первый взгляд не имеющее никакого отношения к общественно-политической деятельности выбранной жертвы. Поводом может послужить что угодно. Как правило – подбрасывают наркотики, обвиняют в распространении порнографии, или даже обвиняют в изнасиловании, – то есть шьют любое «грязное дело», в расчете, что жертва не будет привлекать внимание представителей СМИ к своему уголовному делу.


  Оперативники МВД или других силовых структур, берут под свой контроль ведения уголовного дела от начала и до конца. Под их координацией прокуратура закрывает глаза на жалобы в отношении дознавателей МВД, ведущих дело, и даже обращает внимание последних на допущенные в производстве «косяки». Это – незаконная смычка МВД и Прокуратуры, в которой надзорный орган не пресекает незаконные действия МВД, а наоборот – покрывает. Примеров много, и обо многих из них я попытаюсь Вам, мои дорогие читатели поведать здесь.


  В итоге, сфабрикованные уголовные дела, как правило без состава преступления и доказательств вины, без труда проходят так называемую «прокурорскую проверку» и поступают суд, где процент обвинительных приговоров по уголовным делам при «пересиденте» Путине, в настоящее время составляет 99,8%.
Хороший чекист – сфотографированный чекист.
  Когда мы придем к власти, за все эти приговоры путинские палачи (следователи, оперативники, прокуроры и судьи) получат по заслугам. «Пенсию» они встретят в местах не столь отдаленных.
Оборотни боятся света.
  Что же касается меня, то полковник ФСБ на фото – засветился еще весною-летом 2018, где он открыто встречался с участковыми и дознавателями ОМВД Теплого стана, и координировал их деятельность. Да и сейчас не спускает с меня глаз.
 Если Вам не нравятся чекисты – это значит, что Вы не умеете их фотографировать.
  В понедельник 24.09.2018, на второй день после отравления декана Исторического факультета МГУ И.И.Тучкова (которого спешно кремировали – и это не последняя смерть на Истфаке МГУ), после выпитого чая я почувствовал, как у меня поднялось давление. Вены вздувались, глаза наполнились краской, и на несколько часов ко мне, близорукому пришло 100% зрение. Если бы позволил себе в тот день хотя бы минимальные нагрузки, то у меня, как и у И.И. Тучкова случился бы инфаркт.
  Двумя днями ранее, когда отравили декана Исторического факультета МГУ И.И.Тучкова, то есть 22.09.2018, я обнаружил, что некто в мое отсутствие украл мои супинаторы (и носки) с образцами ДНК.


  А на другой день я сам вслед за И.И.Тучковым попил чаю с сахаром и чуть не отравился.
  К счастью, мне удалось зафиксировать на миниатюрную видеокамеру моих гостей, которые в мое отсутствие опрыскали сахар. Да, ими оказались наши пионеры-герои, лейтенанты оперативники в штатском, которые весною 2018 устраивали цирковое представление в кабинете участкового вместе с полковником ФСБ на фото.
  Образцы отравленного сахара я разделил на три части и надежно спрятал в нескольких местах, дабы при случае передать его на независимую от Путина экспертизу в американское или украинское посольство.
  То есть меня 22.09.2018 пытались отравить те же сотрудники ФСБ, которых завкафедрой С.В.Девятов через своего дружка генерал-полковника И.Г.Сироткина натравил на меня. И в тот же день, 22.09.2018 тем же ядом был отравлен декан Исторического факультета МГУ И.И.Тучков. Напоминаю, что С.В.Девятов, «советник директора ФСО» на тот момент (да и сейчас) являлся самым влиятельным из заведующих кафедр Исторического факультета и реально претендовал на должность декана. Именно поэтому я открыто и обвиняю Девятова в отравлении Тучкова.

PS.
  Вместе с полковником ФСБ на фото, вокруг меня часто отирался рядом некто, явно меньший по званию, который тоже был мнею сфотографирован (из-за наглого поведения). Вдвоем вместе с эти полковником ФСБ (имя которого мы пока не будем здесь раскрывать – всему свое время), он подходил ко мне и интересовался – зачем я его сфотографировал?

– Ты же знаешь, – ответил я.

  Этот некто вскоре был опознан как подполковник Внутренних войск Максим Александрович Шипкин (приказ СКО ВНГ РФ от 03.07.2018 №66 по личному составу об очередном воинском звании). С осени 2017 он был командирован в Москву и долгое время жил в Балашихе.


  После того, как он был мною опознан и деанонимирован, его убрали из группы, которая осуществляет слежку за мною (предварительно зачморив и опсутив ниже плинтуса). Тем не менее, через его контакты в соцсетях мне удалось опознать и остальных оперативников, которые в рамках НАК осуществляют свою негласную и незаконную деятельность по устранению неугодных путинскому режиму.


   Поэтому, – продолжение следует.
  Всем пока – с Вами на связи был ди-джей Купол, который поставит для Вас подходящий для данного случая сингл:




Комментариев нет:

Отправить комментарий