понедельник, 23 сентября 2019 г.

Тучкова отравил Девятов

Межрайпрокурор Никулинской МРП без фотошопа
  Итак, я утверждаю здесь, что ровно год назад именно Девятов отравил Тучкова, чтобы занять его место. Но… что-то пошло не так. Почему-то на освободившееся место поставили другого, а не его. Почему-то. Почему-то Кремль перестал доверять Девятову, скажем, с середины декабря 2017, то есть уже после того, как я почувствовал за собою слежку, и понял, что без доноса Девятова здесь не обошлось.

  И все же, какие у меня доказательства того, что именно Девятов отравил Тучкова? Дело в том, что вслед за Тучковым, умершим 22 сентября 2018, практически одновременно, в те же выходные, пытались отравить и меня.

  Есть такой специальный яд, который используют наши спецслужбы, и который практически не оставляет следов. Его как раз очень часто в чай жертве и подмешивают. Точнее в сахар. Особенность этого яда в том, что он действует не сразу же, а после ближайшей физической нагрузки. При этом по своему действию маскируется под сердечный приступ.

  Очень редкий и специфический яд – кажется, добывается из какого-то экзотического тропического цветка. Поищите в сети по описанию. Именно им меня и пытались отравить кореша Девятова ровно год назад, 24 сентября – как раз на полнолуние. Я сразу почувствовал что-то неладное и боялся лишний раз пошевелиться. Вены вздулись, лицо и глаза были красные, а главное – внезапно меня, слепого и близорукого, на полдня посетило стопроцентное зрение. Такое иногда бывает при определенных погодных условиях и давлении, но всего лишь на пару минут. А тут сразу на полдня.

  Я берусь утверждать, что именно этим ядом и был отравлен поспешно кремированный Тучков. И именно Девятовым. Почему именно Девятовым? Ну, за что он отравил Тучкова понятно – пытался занять освободившееся место, как наиболее влиятельный кандидат. А чем ему не угодил я? И здесь стоит начать нашу историю с начала. С февраля-марта 2017. Хотя нет, с весны 2012. И все же нет, Начнем все же с весны 2017. Пока.

  Весной 2017, когда перед окончанием срока моего соискательства (которое на самом деле еще не кончилось – ведь у меня на руках по-прежнему нет кандидатского диплома) внезапно поменялись правила защиты кандидатских диссертаций. Но это полбеды. Внезапно всплыло одно серьезное упущение со стороны Девятова как руководителя кафедры. Проще говоря, всплыло, что мне изначально, в 2012 подменили тему кандидатской диссертации, утвердив за моей спиной совершенно другую на собрании кафедры 12 ноябре 2012, – на заседании, на которое меня почему-то не пригласили.

  Изначально, весною 2012 я договаривался  по такой формулировке, как «Интеграции Крымской области в состав Украинской ССР». Однако спустя полгода за моей спиною (не пригласив на соответствующее заседание кафедры) утвердили совершенно иную тему: «Социально-экономическое развитие Крымской области во второй половине 1950-х – начале 1960-х годов».





  Узнав об этом, Девятов, не мудрствуя лукаво, принял Соломоново решение – помножить Диму на ноль, то есть не допустить к защите и сделать вид, что вообще не слышал о существовании такого соискателя. Все бы ничего, вот только Дима на ноль не множится (правило высшей Божественной алгебры).

  Тогда, весною 2017 я вступил в переписку одновременно с Девятовым, деканом Тучковым и ПРЕЗИДЕНТОМ Карповым. Интересовался – а за что меня так откровенно на ноль множат?




  Тогда, весною 2017 я переписывался с Карповым, Тучковым и Девятовым не только по электронной почте. Вполне себе по Почте России (ТМ). И? В положенные законом сроки так никто и не ответил. Максимум чего я добился – мне на электронную почту скинули скан якобы официального ответа. Причем не на ту почту с которой с переписывался с кафедрой, а зачем-то на тот, что я раньше указывал в своих статьях. И отправлено было с какого-то непонятного электронного адреса, которого нет на сайте Истфака (то есть неофициального), но зато он находится в Гугле как принадлежащий некому Сергею Павловичу Карпову (какая знакомая фамилия). Ну, там, в изысканных выражениях меня послали на три буквы. Дескать, я никаких 5 ВАКовских статей (вот этих: https://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=857470) так и не написал за 5 лет. И диссертации не написал. Ни одной. И вообще кафедра со мною «связь потеряла».

  То есть никакого официального ответа мне так и не было выслано в установленные законом сроки. Однако в этом псевдответе внезапно была указана настоящая тема моей кандидатской диссертации. Та самая, которую кафедра утвердила за моей спиной на собрании в ноябре 2012, и затем все 5 лет скрывала от меня.



  Признаться, формулировка этой темы меня озадачила. Заинтриговала. Все лето я обхаживал новую заведующую аспирантурой (которая теперь докторантура). И только в начале осени 2017, уже после окончания срока моего соискательства (которое на самом деле еще не закончилось – мне еще не вручили кандидатский диплом), я все же дожал новую начальницу аспирантурой. И получил от нее выписку из протокола заседания кафедры в ноябре 2012, когда утверждали мою настоящую тему. И таки да, она про «социально-экономическое развитие», а не про «интеграцию».

  Кстати, если что, то у меня имеются все необходимые доказательство того, что 5 лет я писал свою кандидатскую диссертацию по совершенно другой теме. Ну, там, сканы направлений в архивы, всякие рефераты по допуску к экзамену по философии, реферат по Источникам на кафедру для допуска к экзаменам по специальности (хотя я сдал письменную работу по Источникам на «отлично» самой Лаптевой Людмиле Васильевне, но на другой кафедре). Имеющиеся сканы вместе с электронной перепиской я выложил в сеть, и ее может скачать любой, у кого есть ссылка. А она есть как минимум у ПРЕЗИДЕНТА Карпова и у ныне действующего И.О декана Белоусова.

  Вооружившись фактом подмены темы, я стал диктовать Деканату свои условия. ПРЕЗИДЕНТ Карпов тогда с перепугу через заведующую аспирантурой (доктрантурой) предложил мне посодействовать с защитой в РАН. Я категорически отказался. Только в своей Альма-матер. Если кому-то не нравится – я никого не держу на этом факультете.

  4 октября 2017 (запомним эту дату), мне предложили РАН. В тот же день мне предложили забрать документы (справку о сданных кандидатских минимумах). Отказался, – сказал, что еще зайду за кандидатским дипломом.

  И тогда же, 4 октября 2017 (запомним эту дату), я зашел на кафедру и застал там только А.И. Остапенко. Между делом сообщил ему о факте подмены темы. И что же мне ответил по поводу этого явно преступного факта? Он, нынешний заместителя заведующего кафедрой, мне ответил тогда: «Ничего не будет».

  По предложению Остапенко я оставил на кафедре заявление на имя Девятого (очень могущественный человек со связями и отравитель деканов и соискателей, – хотя нет, я в конце сентября 2018 все же выжил после отравленного ФСБ сахара на моей квартире). О чем заявление? Предложил компромиссный вариант. Я пишу диссертацию по настоящей теме (которую от меня 5 лет скрывали), а он допускает меня к защите. Вместо ответа мне как-то позвонил какой-то член с кафедры (судя по звукам – писали, плюс вычислили номер переадресации на корпоративный телефон). И в отборных выражениях объяснил, куда мне идти.

  Пошел я на Почту России (ТМ) и отправил официальный запрос уже на имя Декана (Тучкова) и ПРЕЗИДЕНТА факультета (Карпова). В отведенные законом сроки ответа опять так и не последовало.

  И тут передо мною встал вопрос – писать ли уже в Ректорат и тем самым нагнуть раком эту богадельню, замаскированную под исторический факультет? Я тогда не стал идти на эти крайние меры. И рассылать пресс-релизы в СМИ пока тоже не стал.

  Я тогда выбрал другой путь – написал для начала в Никулинскую МРП (межрайпрокуратуру). По поводу отсутствия ответа на официальный запрос в установленные законом сроки. Самое смешное то, что межрайпрокурор Никулинской сама лично подписалась, что, мол, все нормально – все Вам вовремя ответили, а Почта России все врет. И зачем-то написала, что де я больше не соискатель. И подписалась. Сама. Лично. Казалось бы, – причем здесь Девятов Сергей Викторович (могущественный человек со связями и отравитель деканов)?

  И, самое главное, еще задолго до того, как мне пришел ответ от прокуратуры, тогда же, в начале декабря случились две вещи:

1) за мною по следам пошли «топтуны» с наружного наблюдения ФСБ;
2) мой телефон (корпоративный – тот, который я нигде не указывал, но на который шла переадресация) внезапно взяли на прослушку чекистские «слухачи».

  Казалось бы, – причем здесь Девятов Сергей Викторович (могущественный человек со связями и отравитель деканов)?

  К слову сказать, когда Девятов в конце 2017 натравил на меня этих тупых борцов с экстремизмом генерал-полковника Сироткина (годных только против ПТУ и демотиваторов в контакте), то не сообщим им всю правду. Промолчал про газопроводы. Он их натравил по поводу моих невинных стишков про Путина. Точнее про поэму ПУТИНЪ (убрал со своего сайта в прошлом году, я сейчас снова открыл в пику сиротским козлам):

https://www.karaichev.com/2017/10/Pojema-PUTIN.html

  Если кто читал, то это пародия на поэму Маяковского «ЛЕНИН», по размеру в ½ от оригинала. Вот. И наши борцы с экстремизмом взялись за дело. Любят они поэтов травить. Децелов всяких и прочих Караичевых. Кстати, отравленный сахар я разделил на три части и спрятал в разных местах. Боюсь, что если сдать его на экспертизу в американское или в украинское посольство, что что-то мне подсказывает, что грядут санкции за попытку отравления. И травят они не не только физически, как 24 сентября 2018.

  Прошлой весною кореша Девятова из ФСБ, а точнее Антитеррористического комитета под руководством женераль-колонеля Сироткина Игоря Геннадьевича, возбудили сфабрикованные уголовные дела против:

1) моего друга и однополчанина Колесникова Алексея Ивановича (пламенного борца за свободу Слобожанщины);
2)  Вашего покорного слуги.

  Колесников в феврале 2018 зарегистрировался в качестве наблюдателя на выборах от Навального (гусары, молчать!). В марте к нему в дом ворвались сотрудники ФСБ по Воронежской области. В ходе 5 (пяти!!!!!) обысков подкинули ему кило тротила. В итоге, за полтора года следствия, допросов и пыток доказали только 30 грамм (наковыряли на стенках обломка то ли снаряда, то ли мины, найденной в сарае). Дали «трешку» (мне прокурор по другому делу в Москве тоже просил столько же, но зассали). Апелляция Алексея в очередной раз перенесена. А сейчас и вовсе вместо апелляции его на полном серьезе пытаются этапировать в Институт Сербского. Чтобы сделать из него овощ.

  Ну и мне в апреле сфабриковали уголовное дело, которое вели под чутким контролем ФСБ. Очень грубо и топорно. Палились. Наследили. И не только они. Заметил я, как прошлой осенью почта tssi.ru внезапно перестала работать. Почему-то. Как выяснилось – они перешли на другой движок с gmail. А мне новую логин-пару забыли предоставить. Почему-то. А там у меня переписка за 10 лет, госуслуги, Сбербанк, временами и любовная – я даже бекап не успел сделать. Решил, что это эмоции за отравленного Тучкова, которого Девятов сам отравил, но повесил на меня, как якобы из-за инфаркта после моего очередного обращения в прокуратуру.

  Какие мои доказательства, что именно Девятов с помощью генерал-полковника ФСБ отравили декана Истфака МГУ Тучкова? Они спалились на супинаторах.


  Дело в том, что в тот самый день, когда якобы от сердечного приступа умер декан Истфака И.И.Тучков, я обнаружил, что у меня исчезли супинаторы, которые я буквально на один день поставил сушиться на балкон.

  Плюс носки. Не стоит смеяться. Хлопчатобумажные носки (кстати, довольно дорогие, от Сплава) я одевал под шерстяные носки. И тут прихожу как-то, и вижу, что шерстяные почему-то демонстративно валяются на полу посреди спальни, а хлопчатобумажные, которые я вдевал внутрь – исчезли. Как и супинаторы (индивидуальные ортопедические стельки, изготавливаемые по заказу в Германии), которые сушились на балконе.

  То есть, фиксируем – воры демонстративно дали понять, что забрали мои вещи с образцами ДНК. Зачем они им нужны? Чтобы в случае чего подбросить, ну, например, на место жестокого смертоубийства гипотетического Девятова, осложненное анальным изнасилованием. Обнаружат следователи в одном отверстии убиенного торчащий левый супинатор, а в другом – правый. И по ДНК определят, что эти супинаторы насквозь пропитаны мим потом.

  Это такое демонстративное предупреждение. Угроза, если хотите. Мол, если что пойдет не так – повесим на тебя еще и убийство. Именно к таким методам и прибегают наши доблестные бойцы с экстремизмом генерал-полковника И.Г.Сироткина, наследники 5-го Управления КГБ, где в свое время еще служил «разведчик» В.В.Путин. Поэтому не стоит удивляться, что я тут же зафиксировал в сети (в_контакте и не только – ищите и обрящите) факт кражи у меня в тот день супинаторов.

  Но самое интересное в этом факте – дата. Ничего не напоминает? 22.09.2018, – день смерти декана И.И.Тучкова, о которой мы все узнали только на следующий день 23.09.2018. То есть, 22.09.2018 я обнаружил, что в мое отсутствие у меня дома побывали сотрудники антитеррористического комитета генерал-полковника И.Г.Сироткина, которых на меня натравил В.С.Девятов, и в тот же день умирает декан И.И.Тучков, якобы от сердечного приступа. А спустя пару дней у меня обнаружились признаки отравления специфическим ядом, применяемым нашими спецслужбами, который маскируется под сердечный приступ во время первой же физической нагрузки.

  Разница между мною и покойным деканом исторического факультета состоит только в том, что он чай/кофе употреблял дома чаще, чем я. Соответственно, я отравленным сахаром воспользовался только спустя пару дней, и едва не загнулся – от повышенного давления у меня, близорукого, аж на полдня посетило стопроцентное зрение. Вот Вам и вся мозаика – кто и когда отравил декана Тучкова.

  Сахарок тот я конечно же сохранил, разделенный на несколько частей в разных местах. Будет что показать на экспертизу в посольство если что.

  По поводу почты. Я тогда выждал время. Вежливо поинтересовался. Максимум чего я добился – мне с нового ящика сделали пересылку. Картина маслом: Девятов в засаде незаметен!
То есть, мы наблюдаем цензуру (нарушение Конституции) на отдельно взятом факультете. Представляю себе заголовки. Леонид Иосифович, имейте совесть.

  То есть, как Вы поняли, после таких неловких движений Девятова (а это его инициатива – тормоза за версту видно), я перешел на многих своих адресах с движка Яндекса обратно на gmail, недоступный для наших чекистов. Заодно в очередной раз поменял пароли. И завел новые ящики, никак не связанные с прежними.

  Пользуясь случаем, передаю огромный и горячий привет мальчикам генерал-полковника Игоря Геннадьевича Сироткина и девочкам генерал-полковника в отставке Сергея Владимировича Шишина (последние мне понравились – было очень приятно).

  Эти чекисты, могут только в Интернете экстремистов ловить. … (опуская подробности – возможно вскоре я опубликую текст «Как я трахнул ФСБ России» –  а возможно этот текст и сам себя опубликует –  как знать)…
То есть, закончилось это тем, что я всех этих чекистов трахнул в особо извращенной форме (и Девятова вместе с ними). Не выросли у вас, мальчики, еще пуансоны, чтобы Диму прессовать.


***

Итак. А теперь поговорим с читающими эти строки преподавателями Истфака МГУ. То, как поступила со мною кафедра – это некрасиво. Подло, я бы сказал. А я ведь, в свое время, в сентябре 2009 заступался за Вдовина и Барсенкова перед Рамзанов. Какая черная неблагодарность.

Чем они отплатили мне? Подставили с темой диссертации. А когда я стал возмущаться, – позволили «порешать вопрос» Девятому. Ну что, порешал он, тормоз гималайский? Эти дебилы из социальной группы «Гомосексуалисты и клоуны ФСБ РФ» (цитата из моей кассационной жалобы) не могут против Караичева. Они могут только дрова наломать. С большими последствиями.

  Продолжение следует...

PS. Всем доброго времени суток, на связи был ди-джей Купол, который ставит для Вас следующий сингл:







Комментариев нет:

Отправить комментарий