воскресенье, 5 мая 2019 г.

Передача Крымской области и Ивангорода в советское время: на чьей стороне законность?

  В настоящее время для Украины очень актуальна проблема строительства газопровода Северный поток-2, который несет в себе угрозу экономической зависимости страны от соседней Российской Федерации. Этот проект в том виде, который реализовывается, способен оставит украинское государство без транзита российского газа в Европу. В результате многие обслуживающие газотранспортную систему предприятия окажутся бездействующими и убыточными, и их работники окажутся без работы. Не получит своего должного наполнения и государственный бюджет Украины. Таким образом, единственная цель, которую преследует строительство затратного газопровода в обход государств Восточной Европы – это поставить на колени Украину. Фактически – это продолжение гибридной войны со стороны страны-агрессора, но уже экономическими методами. Все вышеописанное является набором банальных истин, уже давно понятных любому обывателю по обе стороны российско-украинской границы. От себя хотел бы добавить, что обычные российские граждане не получат никаких преференций от введения в строй газопровода в обход Украины. Более того, – многие квалифицированные российские работники, обслуживающие газотранспортную систему с российской стороны в приграничных областях также лишатся своих рабочих мест и единственного источника для заработка в своей местности. Поэтому они, как и их украинские коллеги, с неодобрением следят за ходом продвижения строительства этого газопровода, который прокладывается в обход и их родных нажитых мест, ставя крест на уверенности в завтрашнем дне.
  Однако я взялся за написание этого текста не для того, чтобы констатировать и без того понятные многим перспективы этого газопровода, который несет в себе угрозу экономической независимости Украины. Мною движет попытка найти выход из создавшейся ситуации и всеми силами остановить дальнейшее строительство этого газопровода. Как такое возможно? На самом деле, – выход есть. Есть один способ, с помощью которого возможно остановить строительство газопровода Северный поток-2 . Это я заявляю как историк, многие годы посвятивший изучению в архивах административно-территориальных изменений границ внутри бывшего СССР.

Ивангород в наши дни

  Как известно, свое согласие на прокладку газопровода «Северный поток-2» по дну уже предоставили практически все европейские страны балтийского бассейна, за исключением только Дании. Все остальные, необдуманно поспешили согласиться с прокладкой мимо их территорий этой авантюрной и рисковой с экологической точки зрения газовой магистрали. В их числе, увы, оказалась и Эстония, у которой на повестке дня стоят многие неразрешенные вопросы с соседней Россией, в том числе не только экономического характера, но и спорные территории.
  Речь идет об утраченных Эстонией во время советской оккупации территориях на правобережье реки Нарва, включая Ивангород и части балтийского побережья, непосредственно примыкающих к порту Усть-Луга, через который строится газопровод «Северный поток-2». В случае возвращения этих, в свое время незаконно изъятых территорий, акватория Эстонии будет значительно расширена, и строящийся газопровод будет проходить через её территориальные воды. А значит, Эстония на самом деле имеет право вето на осуществление этого крайне опасного с экологической и экономической точки зрения проекта у своего побережья. Да и вообще, согласитесь, что строительство газопровода в нескольких километрах от спорных территорий (менее 10 км от порта Усть-Луга), незаконно изъятых во времена советской оккупации, – придает совершенно иную окраску этому вопросу.
  Надеюсь, что эти обстоятельства послужат пересмотру в Европарламенте вопроса о разрешении строительства и пуска газопровода «Северный поток-2», как минимум вплоть до разрешения территориального спора с Эстонией.
  Почему я настаиваю на том, что правобережье Нарвы, включая Ивангород, и часть побережья Балтийского моря были незаконно отторгнуты от Эстонии во времена существования Советского Союза? Дело в том, что в течение многих лет я на основании архивных документов изучал законность передачи Крымской области в состав Украинской ССР, а главное – многие, имевшие место прецеденты передачи территорий в состав РСФСР, которые старательно пытаются не замечать российские ученые и политики.
  Прежде всего, мне удалось выяснить, что несмотря на широко пропагандируемые в СМИ точку зрения о незаконном характере передачи Крымской области в состав Украинской ССР, на самом деле в 1954 году все требования и российской и союзной Конституции были соблюдены. Прежде всего, такими российскими правоведами как С.Н. Бабурин и его многочисленными последователями было подвергнуто решение Президиума ВС РСФСР от 5 февраля 1954, как якобы не соответствовавшее конституционным нормам. Однако это Постановление, неизвестно с какой целью отмененное российскими депутатами 21 мая 1992, никоем образом не нарушало свои полномочия, поскольку оно не передавало Крымскую область ни де факто, как Президиум ВС СССР 19 февраля 1954, ни де юре, как Верховный Совет СССР 26 апреля 1954. Пресловутое Постановление ВС РСФСР от 5 февраля 1954 всего лишь выражало законодательную инициативу, а значит, Президиум ВС РСФСР не выходил за рамки своих полномочий.
  Эту простую мысль я неоднократно пытался озвучить в российских научных журналах за последние 5 лет, но всегда получал отказ  в публикации. В результате в настоящее время внесен в черные списки многих научных журналов из перечня ВАК РФ. Прежде всего, мне отказывают в публикации в изданиях, рекомендованных по новым правилам в моей альма-матер МГУ им. Ломоносова (довольно узкий список), где я являюсь соискателем с 2012 года, но до сих пор не допущен к защите своей кандидатской диссертации. Вместо этого деканат предпочитает общаться со мою исключительно через Никулинскую межрайпрокуратуру Москвы, на которую оказывает серьезное давление заведующей нашей кафедрой, по совместительству – помощник директора ФСО РФ.
  Возвращаясь к теме законности передачи Крымской области в 1954 году, стоит добавить, что российские ученые и политики также упорно игнорируют тот факт, что эта административно-территориальная трансформация была юридически оформлена Законом, принятым Верховным Советом СССР 26 апреля 1954. Согласно советской Конституции 1936 года, Верховный Совет СССР являлся высшим и единственным законодательным органом Советского Союза, а значит, законность приятия данного решения не может быть оспорена.
  Тем не менее, С.Н.Бабурин все же изобрел некую лазейку в виде якобы имевшей место необходимости проведения референдума, позволившую утверждать, что все равно эта передача в 1954 году имела незаконный характер. Он ухватился за положение, закрепленное ст.18 Конституции СССР 1936 года и ст.16 Конституции РСФСР 1937 года – о том, что территория союзной республики невозможно изменить без её согласия. Это очень важный и принципиальны момент, и мы к нему еще вернемся, когда будем рассматривать прецедент с незаконной передачей территорий бывшей Эстонской ССР в состав РСФСР.
  На самом деле весь этот бред о необходимости проведения референдума во время крымского прецедента в 1954 году вслед за С.Н. Бабуриным повторяют кто угодно – политики и политологи, журналисты, публицисты, историки, но только не юристы. Причина банальна – высшим и единственным законодательным органом РСФСР согласно Конституции 1937 года являлся Верховный Совет РСФСР, а не какой-то там гипотетический референдум. Соответственно самый верный способ довести до истерики любого российского сторонника незаконной передачи Крыма в 1954 году – это напомнить ему о такой дате, как 2 июня 1954 года. Именно в этот день Верховный Совет РСФСР принял закон, которым дал необходимое согласие на прошедшую передачу, как того требовало советское законодательство. Это закон о внесении изменения в текст ст.14 республиканской Конституции, из которой удалялось упоминание Крымской области в составе РСФСР. Что это, если не согласие на изменение своих территорий, как того требовала ст.16 Конституции РСФСР 1937 года и ст.18 Конституции СССР 1936 года?


  Повторюсь – передача Крымской области в 1954 году из состава РСФСР в состав Украинской ССР носила исключительно законный характер и соответствовала всем нормам советской и российской республиканской конституций. И вместе с этим, имеется масса прецедентов, когда решениями Президиума Верховного Совета РСФСР, в период 1937-1978 гг., то есть в рамках действовавших Конституции СССР 1936 и Конституции РСФСР 1937, Россия получила в свой состав куда больше территорий, нежели отдала с Крымским полуостровом. В то время, как передачу Крымской области рассматривали под микроскопом, хватаясь за каждое слово и пытаясь на ровном месте доказать антиконституционный характер имевшей место передачи, имелась масса примеров принятия и передачи соседних территорий в состав РСФСР.
  Рассмотрим же с Вами лишь некоторые прецеденты, на которые почему-то не обратили своего внимания такие российские юристы, как С.Н. Бабурин, Ю.А. Мешков и В.А. Томсинов, не говоря уже о научных работниках Академии Генеральной прокуратуры РФ.
  Прежде всего, в качестве убойного аргумента в спорах о законности передачи Крыма в 1954 году следует привести упоминание следующего прецедента. Постановлением Президиума ВС РСФСР «О передаче части территории Душетского и Казбегского районов Грузинской ССР в состав РСФСР» от 10 января 1957 года, в «родную гавань» были возвращены бывшие территории РСФСР. Речь идет о бывшем Итум-Калинском районе ЧИАССР, и частично Галанчожского, Галашского, Пригородного, Шароевского и Гизельдоского районов. Следует всерьез опасаться, что с мнением таких авторов, как С.Г. Кехлеров, В.А. Томсинов, С.Н.Бабурин, Ю.А. Мешков, В.Б. Евдокимов, Т.А. Тухваллин и др., относительно законности последнего постановления, не согласится глубокоуважаемый Академик РАЕН Р.А. Кадыров, весьма авторитетный специалист по праву в российских ученых кругах.


  Заслуживает внимания также и другой прецедент, когда незначительные территории передавались из состава РСФСР также как и Крымская область, но в современной России почему-то стараются о них не вспоминать. Постановлением Президиума ВС РСФСР «О перечислении территории Верх-Катунского мараловодческого совхоза Усть-Коксинского аймака Горно-Алтайской автономной области Алтайского края в состав Казахской ССР» от 11 января 1954, соответствующие территории предлагались передать в состав Казахстана, нынешнего уважаемого партнера РФ. Правда, этот процесс затянулся на несколько лет и завершился обменом территорий.


  Однако наиболее актуальной для нас в настоящее время является серия незаконных передач территорий из состава Эстонской ССР в состав РСФСР, которые имели место в 1944-1957 годах. По Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1944, часть латвийских и эстонских территорий вошла в состав Псковской области. Речь идет о «Печерской, Слободской, Паниковской и Изборской волостей Эстонской ССР» и «Вышгородской, Качановской и Толковской волостей Латвийской ССР» (Протокол №16, п.247). Кстати, С.Н. Бабурин прекрасно знал о существовании этих спорных территорий, дважды упоминавшихся в его монографии.
  Кроме упомянутого Псковского прецедента, стоит назвать уже упоминавшееся Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О включении в состав Ленинградской области населённых пунктов, расположенных на правом берегу реки Нарвы» от 21 ноября 1944, которые передавались из состава Эстонской ССР. Речь шла о «Выскацкой, Добручинской, Горской и Нарвской волостей, расположенных на восточном берегу реки Нарва». Президиум Верховного Совета РСФСР постановлял «установить границу между РСФСР и Эстонской ССР по реке Нарва» (Протокол №16, п.318). Таким образом, в составе РСФСР оказался Ивангород, ранее принадлежавший Эстонской ССР, а также побережье Балтийского моря, непосредственно прилегающего к печально известному порту Усть-Луга.

  В дальнейшем Президиум Верховного Совета РСФСР своим Постановлением «О частичном изменении границы между Эстонской ССР и РСФСР» от 17 июля 1957 в очередной раз изменил территорию РСФСР, передав восточную часть «Ряпинаского района Эстонской ССР с населенными пунктами Малая Кулиска, Ключи и Тамме в состав Псковской области РСФСР». При этом все же передав обратно населенные пункты «Подмочилье и Пердагу Псковской области в Эстонскую ССР».
  Выше были перечислены лишь Постановления Верховного Совета РСФСР, которые согласно утверждениям российских ученых и политиков не имели полномочий на изменение границ между республиками. Однако, как мы уже с Вами установили, эти постановления Верховных Советов РСФСР имели всего лишь характер законодательных инициатив. В дальнейшем де-факто передача территорий осуществлялись Указами Верховного Совета СССР и де-юре обретали законную силу законами, принимаемыми Верховным Советом СССР.
  Тем не менее, зачастую в истории Советского Союза существовали прецеденты, когда Указы, затрагивающие территориальные изменения между республиками, все же не утверждались Верховным Советом СССР. Примеры подобного рода можно найти и в рамках Конституции СССР 1936 и Конституции РСФСР 1937, когда осуществлялась передача Крымской области. Взять, к примеру, уже упомянутый выше прецедент с передачей в состав Ленинградской области РСФСР районов, расположенных на правом берегу реки Нарвы вместе с Ивангородом. Проблема заключается в том, что Верховный Совет Эстонии не дал необходимое согласие, – на её оккупированной территории в то время существовало марионеточное прогерманское государство, официально отмененное (то есть фактически признанное задним числом) лишь в 1945 году Верховным Советом СССР. То есть в данном случае Конституция Эстонской ССР не функционировала, Верховный Совет не созывался, а решение о передаче санкционировалось исключительно Президиумом Верховного Совета Эстонской ССР, который, как мы уже знаем, не имел полномочий для принятия решений подобного рода без одобрения Верховным Советом Эстонской ССР. Более того, после 1944 эстонцы неоднократно предпринимали попытки вернуть хотя бы Ивангород.


  По данному поводу эстонской стороной (всего лишь Президиумом Верховного Совета ЭССР) принималось только одно постановление и два указа. Речь идет о двух указах, принятых 18 января 1945, подписанных председателем Президиума Верховного Совета Эстонской ССР И. Варесом и секретарем Президиума В. Теллингом. Соответственно, это Указ «Об установлении границы между Вируманским уездом Эстонской ССР и Ленинградской областью РСФСР» и Указ «Об утверждении изменения границы между Эстонской ССР и РСФСР». В частности там оговаривалось принадлежность островов. Разумеется, у Президиума Верховного Совета Эстонской ССР, в отличие от Верховного Совета ЭССР, не было полномочий на то, чтобы дать согласие на изменение своих территорий от лица ЭССР, как того требовала ст.18 Конституции СССР.


  Однако первоначальным в данной цепочке правовых актов, незаконно передавших в состав РСФСР Ивангород, правобережье Нарвы и части балтийского берега вплоть до порта Усть-Луга в ноябре 1944, явилось все же постановление Президиума ВС Эстонской ССР в виде ходатайства. Данное ходатайство упоминалось в Указе Президиума Верховного Совета СССР «О Включении в состав Ленинградской области населенных пунктов, расположенных на восточном берегу реки Нарва» от 24 ноября 1944, которое утвердило также и Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 ноября 1944, уже упомянутое выше. Поскольку этот Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 ноября 1944 никогда не публиковался в советское время, имеет смысл воспроизвести текст этого правового акта здесь полностью:
  «Учитывая неоднократные просьбы населения Выскацкой, Добрученской, Горской и Нарвской волостей Эстонской ССР, расположенных на восточном берегу реки Нарва и населённых по преимуществу русскими, и идя навстречу этим пожеланиям, а также имея в виду, что Президиум Верховного Совета Эстонской ССР ходатайствует о включении указанных волостей в состав РСФСР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик постановляет:
 Утвердить представление Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Президиума Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики о включении в состав Ленинградской области населённых пунктов Выкацкой, Добручинской, Горской и Нарвской волостей, расположенных на восточном берегу реки Нарва, выделив их из состава Эстонской ССР и установив границу между РСФСР и Эстонской ССР по реке Нарва».
  Что характерно, этот Указ Президиума ВС СССР от 24 ноября 1944 носил гриф «Без опубликования в центральной печати». Иными словами говоря, этот Указ никогда в советское время не был опубликован в центральной прессе, и не вступал, таким образом, в силу закона. Более того, этот Указ никогда не издавался также и в сборниках законов СССР, а главное – никогда не был утвержден Верховным Советом СССР.


 Таким образом, приходится констатировать, что включение перечисленных эстонских территорий в состав Ленинградской области РСФСР не имело законного характера. А это в свою очередь означает, что непосредственно к российскому порту Усть-Луга прилегают территории, совершенно незаконно исключенные из состава Эстонии в 1944 году. Данное обстоятельство совершенно по-другому позволяет взглянуть на строительство газопровода «Северный поток-2», который планируют вести из российского порта Усть-Луга.
  Остается выразить надежду, что ввиду обозначенных выше обстоятельств, вопрос о строительстве и пуске в эксплуатацию газопровода «Северный поток-2» будет повторно рассмотрен в Европарламенте и на него будет наложено вето вплоть до решения территориальных вопросов с Эстонией. Как все мы понимает, территориальные уступки подобного рода поставят крест на дальнейшей политической карьере российского диктатора В.В.Путина, что, в свою очередь внушает оптимизм на решение территориальных споров между Россией и Украиной.
  Лично я в этом отношении настроен оптимистично. Остается только добавить, что я сам я родом со Слобожанщины, то есть с территории бывшего Острогожского украинского козачьего полка, занимавшего 1/3 нынешней Воронежской области – это единственный из 5 слобожанских полков, которые остались на территории РСФСР, а не в составе Украины. По доносу нашего заведующего кафедрой, по совместительству помощника директора ФСО РФ, за мои взгляды в отношении Крыма, Севастополя и Восточной Слобожанщины, под контролем ФСБ год назад в отношении меня было сфабриковано уголовное дело. В отсутствие всяких доказательств вины и состава преступления мне был вынесен приговор, который в любой момент может обернуться изменением меры пресечения, то есть заключением под стражу. Одновременно весною прошлого года воронежским ФСБ в качестве заложника был схвачен и до сего времени проводит в заключении мой соратник Алексей Колесников, который также выступал за создание на территории воронежщины и белгородщины Украинского Слобожанского Автономного Округа в составе РФ. Таким образом, путинские палачи надеялись избежать огласки с моей стороны сведений, которые могли бы заблокировать газопровод «Северный поток-2».
  Тем не менее, вскоре после объявления мне приговора, втайне от ФСБ, которое неустанно следило за мною последние полтора года (после доноса завкафедрой), я издал книгу «Формирование в российской научной историографии юридической концепции об антиконституционном характере передачи Крымской области в 1954 г. из состава РСФСР в состав Украинской ССР». Характер изложения в ней имеет эзоповский характер, аннотация и заключение не соответствуют содержанию всего произведения – это было необходимо для того, чтобы работу пропустили в печать. Так или иначе, в конечном итоге она была зарегистрирована в Книжной палате РФ, часть тиража я разослал по украинским библиотекам, а электронную версию распространил в сети.
  В главе посвященной Генпрокуратуре Российской Федерации, я приоткрыл сведения, почерпнутые мною в архивах за последние годы, которые имеют все шансы остановить строительство газопровода «Северный поток-2». Надеюсь, что мой труд оказался не напрасный. Остается только добавить, что я не склонен к суициду и нет никаких оснований для заключения меня под стражу.


Комментариев нет:

Отправить комментарий