четверг, 2 мая 2019 г.

3.4 Вклад Генпрокуратуры РФ в официальную точку зрения

3.4 Вклад Генпрокуратуры РФ в официальную точку зрения


  В конце 2014 г. информационные агентства опубликовали заявление спикера Совета Федерации В.И. Матвиенко, анонсировавшей подготовку законопроекта, который должен был поставить точку в споре о законности принятых в 1954 г. правовых актов, оформивших передачу Крыма. «Проведенный нами анализ решений, принятых в 1954 году о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР, говорит о незаконности этого волюнтаристского акта, который был принят с нарушением действующих конституций и законодательных процедур. Поэтому в Совете Федерации мы начали подготовку законопроекта, в котором передача Крыма признается не имеющей юридической силы и правовых последствий с момента принятия», — заявила В.И. Матвиенко.[1] Изначально предполагалось, что намеченный законопроект будет рассмотрен в следующем 2015 г., на весенней сессии Совета Федерации, однако ему так и не было дано хода.

  Есть все основания утверждать, что тем самым спикер верхней палаты российского парламента впервые озвучила официальную точку зрения Российской Федерации по поводу законности передачи Крымской области. Первые попытки подобного рода предпринимались еще в начале 1992 г., однако изучение материалов не позволяет нам с уверенностью утверждать, что за 22 года до заявления В.И. Матвиенко, кем-либо из официальных лиц была сформулирована внятная точка зрения по этому поводу, за исключением, пожалуй, отдельных представителей депутатского корпуса. Причем, подобные попытки не прекращаются.

  В конце июня 2016 г. многие новостные агентства сообщили о том, что депутат С.М. Миронов опубликовал на своей страничке в социальной сети facebook,[2] а затем и на своем личном сайте[3] официальный ответ Генеральной прокуратуры РФ на один его запрос. Речь шла о соответствии передачи Крыма из состава РСФСР в состав Украинской ССР в 1954 г. актуальному на тот момент законодательству, о чем лидер фракции «Справедливая Россия» и подавал свой вопрос почему-то в Генеральную прокуратуру. Правда, стоит отметить, что решение подобного рода должно было приниматься не Генпрокуратурой РФ, а Советом Федерации, на что и указывала В.И. Матвиенко, поскольку «по её словам, документ разрабатывается СФ, так как изменение границ относится к полномочиям верхней палаты парламента».[4] Иными словами говоря, вместо отмены правовых актов 1954 г., оформивших передачу Крымской области, снова не было принято никакого решения, а всего лишь озвучено оценочное мнение Генеральной прокуратуры РФ, ничего не изменившее в законности рассматриваемой передачи.

  Однако, несмотря на громкие заявления СМИ, в этом «ответе» Генпрокуратуры РФ, как и в рассмотренной концепции Бабурина-Федорова-Томсинова, также не содержалось никакого вывода о незаконности передачи Крымской области. Остается только предполагать, что полученный таким образом «ответ», основанный на неком неназываемом исследовании, точнее «изучения данного вопроса в Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации»,[5] скорее всего, принадлежит перу д.ю.н. В.Б. Евдокимова и к.ю.н. Т.А. Тухватуллина. Сама по себе оценка Генпрокуратурой РФ нескольких отдельных решений (далеко не всех, как оказалось), сопровождавших начальный этап юридического оформления передачи Крыма, не только выходит за рамки юрисдикции этого надзирающего органа, но и своим выводами ставит под сомнение законность всего административно-территориального деления постсоветского пространства. Даже беглый анализ основных тезисов этого наспех подготовленного «ответа» свидетельствует о том, что он предназначался лишь для адресного ответа лично депутату С.М. Миронову, подавшему запрос, с устраивающим последнего ответом, и изначально не предполагал широкой публикации данного документа. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что депутат С.М. Миронов рискнул обнародовать этот «ответ» лишь спустя месяц, да и только у себя на личных сетевых ресурсах в виде графических файлов. В настоящее время изображения со сканированными копиями ответа Генпрокуратуры РФ удалены с сайта депутата С.М. Миронова.

  Что же нового внесла Генеральная прокуратура РФ в диспут о законности передачи Крымской области своим официальным ответом на депутатский запрос С.М. Миронова? Следует признать, что на вооружение была взята уже рассмотренная нами выше популистская концепция Бабурина-Федорова, хотя и подвернутая обработке В.А. Томсиновым. То есть, прежде всего, подвергалось сомнению полномочия органа, принявшее пресловутое Постановление от 5 февраля 1954 г., которое, как отмечено, позднее было отменено. Дословно: «Президиум Верховного Совета РСФСР не был наделен полномочиями по рассмотрению вопросов о передаче входящих в состав РСФСР административно-территориальных образований другим союзным республикам и, соответственно, изменения территориального состава союзной республики».[6]

  Во всей этой истории вокруг Постановления от 5 февраля 1954 г., совершенно непонятно для чего изначально её инициировал С.Н. Бабурин, настоящий автор концепции о незаконности решения Президиума Верховного Совета РСФСР, которую в конечном итоге взяли на вооружение авторы ответа Генпрокуратуры РФ на запрос депутата С.М. Миронова. Уже разобранный нами первоначальный текст его доклада, который предназначался для выступления на VI Съезде народных депутатов РФ, но так и не был им зачитан, присутствует упоминание имевшего место ранее прецедента. То есть о том, как по Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1944 г.,[7] часть латвийских и эстонских территорий вошла в состав Псковской области. Речь идет о «Печерской, Слободской, Паниковской и Изборской волостей Эстонской ССР» и «Вышгородской, Качановской и Толковской волостей Латвийской ССР» (Протокол №16, п.247). Заметим, что С.Н. Бабурин прекрасно знал о существовании этих спорных территорий, которые дважды упоминаются в его монографии.[8]

  Проблема заключается в том, что решениями Президиума Верховного Совета РСФСР, в период 1937-1978 гг., то есть в рамках действовавших Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г., Россия получила в свой состав куда больше территорий, нежели отдала с Крымским полуостровом. Здесь изначально проявил принцип, который исповедовался российскими исследователями во время их тщетных попыток представить передачу Крымской области как нечто беспрецедентное, не имевшее аналогов в советской истории, несмотря на то, что имеется масса административно-территориальных преобразований подобного рода. В то время, как передачу Крымской области рассматривали под микроскопом, хватаясь за каждое слово и пытаясь на ровном месте доказать антиконституционный характер имевшей место передачи, имелась масса примеров принятия и передачи соседних территорий в состав РСФСР.

  Рассмотрим же с Вами основные прецеденты, на которые почему-то не обратили своего внимания такие юристы, как С.Н. Бабурин, Ю.А. Мешков и В.А. Томсинов, не говоря уже о научных работниках Академии Генеральной прокуратуры РФ. Кроме упомянутого Псковского прецедента, стоит назвать уже упоминавшееся Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О включении в состав Ленинградской области населённых пунктов, расположенных на правом берегу реки Нарвы» от 21 ноября 1944 г.,[9] которые передавались из состава Эстонской ССР. Речь шла о «Выскацкой, Добручинской, Горской и Нарвской волостей, расположенных на восточном берегу реки Нарва», в результате чего Президиум Верховного Совета РСФСР постановлял «установить границу между РСФСР и Эстонской ССР по реке Нарва» (Протокол №16, п.318). Таким образом, в составе РСФСР оказался г. Ивангород, ранее принадлежавший Эстонской ССР.

  В дальнейшем Президиум Верховного Совета РСФСР своим Постановлением «О частичном изменении границы между Эстонской ССР и РСФСР» от 17 июля 1957 г., в очередной раз изменил территорию РСФСР, передав восточную часть «Ряпинаского района Эстонской ССР с населенными пунктами Малая Кулиска, Ключи и Тамме в состав Псковской области РСФСР». При этом передав населенные пункты «Подмочилье и Пердагу Псковской области в Эстонскую ССР».[10]

  Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР «О перечислении территории Верх-Катунского мараловодческого совхоза Усть-Коксинского аймака Горно-Алтайской автономной области Алтайского края в состав Казахской ССР» от 11 января 1954 г., соответствующие территории были переданы нынешнему уважаемому партнеру РФ в состав Казахской ССР незадолго до передачи Крымской области. Впрочем, в данном случае речь шла скорее об обмене. Так вскоре Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 марта 1956 г. южная часть Джаныбекского района из Западно-Казахстанской области была передана в состав Владимирского района Астраханской области.[11]

  Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР «О перечислении Клухорского района Грузинской ССР в состав Ставропольского края РСФСР» от 10 марта 1955 г., соответствующий район был изъят из состава Грузии.[12] Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР «О передаче части территории Душетского и Казбегского районов Грузинской ССР в состав РСФСР» от 10 января 1957 г., в «родную гавань» были возвращены бывшие территории РСФСР. Речь идет о бывшем Итум-Калинском районе ЧИАССР, и частично Галанчожского, Галашского, Пригородного, Шароевского и Гизельдоского районов. Следует всерьез опасаться, что с мнением таких авторов, как С.Г. Кехлеров, В.А. Томсинов, С.Н.Бабурин, Ю.А. Мешков, В.Б. Евдокимов, Т.А. Тухваллин и др., относительно законности последнего постановления, не согласится уважаемый Академик РАЕН Р.А. Кадыров, весьма авторитетный специалист по праву в российских ученых кругах.

  Приведенный список далеко не полный. Ну, и наконец, самое крупное изменение территории РСФСР в пользу её увеличение было по выражению С.Н.Бабурина «юридически оформлено» Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 июня 1956 г., которое имеет смысл привести здесь полностью:

  «В связи с преобразование Карело-Финской ССР в Карельскую АССР и учитывая просьбу Верховного Совета Карело-Финской ССР и пожелания трудящихся республики, Президиум Верховного Совета РСФСР с удовлетворением выражает свое согласие о приеме Карельской АССР в состав РСФСР.

  Настоящее постановление представить в Президиум Верховного Совета СССР».

д.212/11 (Протокол №17 от 14 июня 1956 г.)

  Как видите, здесь присутствует фраза «выражает свое согласие». Однако если верить таким авторитетным юристам как упомянутые выше С.Н.Бабурин, Ю.А. Мешков, В.А. Томсинов, В.Б. Евдокимов, Т.А. Тухваллин, и бывший заместитель Генерального прокурора РФ С.Г. Кехлеров, то согласно ст.33 Конституции РСФСР 1937 г., у Президиума Верховного Совета РСФСР не было подобных полномочий.

  Выше были рассмотрены примеры, связанные с утверждением Генеральной прокуратурой РФ об отсутствии полномочий у Президиума Верховного Совета РСФСР на «изменения территориального состава союзной республики».

  Существенная правка, внесенная В.А. Томсиновым в концепцию С.Н.Бабурина, состоит не только в отказе от упоминания уже разобранной выше возможности референдума. Вместе с этим им впервые было заявлено, что не только Президиум Верховного Совета РСФСР, но и Президиум Верховного Совета СССР не имел право на рассматриваемые территориальные изменения. Дословно: «Президиум Верховного Совета СССР был неправомочен принимать такого рода указы, поскольку «утверждение изменений границ между союзными республиками» находилось только в компетенции Верховного Совета СССР».[13]

  Генеральная прокуратура РФ (то есть, предположительно В.Б. Евдокимов и Т.А. Тухваллин) полностью согласилась с этой точкой зрения В.А. Томсинова. Сославшись на п. «д» ст.14 и на ст.49 Конституции СССР, в рассматриваемом «ответе» был обозначен категорический вывод, что не только Президиум Верховного Совета РСФСР, но и Президиум Верховного Совета СССР не имели право изменять границы союзных республик: «С учетом изложенного, принятые в 1954 г. решения Президиумов Верховных Советов РСФСР и СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР, не соответствовали Конституции (Основному закону) РСФСР и Конституции (Основному закону) СССР».[14]

  И здесь следует внести в выводы заместителя Генпрокурора РФ небольшое уточнение. Да, действительно, согласно п. «д» ст.14 Конституции СССР 1936 г. «утверждение изменений границ между союзными республиками» находилось только в ведении СССР «в лице его высших органов государственной власти». Согласно тексту ст.31 «все права, присвоенные Союзу Советских Социалистических Республик согласно статье 14 Конституции», осуществляются исключительно Верховным Советом СССР. Однако Верховный Совет СССР осуществляет свою деятельность не на постоянной основе, а во время сессий, которые в соответствии со ст.46 Конституции должны созываться два раза в год. В период между сессиями вся законодательная власть фактически сосредотачивается в руках Президиума Верховного Совета СССР, который согласно п. «б» ст.49 имеет право издавать указы. Как правило, они касались рутинных дел, которые не выходили за пределы компетенции Президиума. Однако когда решения Президиума Верховного Совета СССР затрагивали текст Конституции или иным способом выходили за рамки своих полномочий, ограниченных ст.49, то в таком случае они требовали утверждения на ближайшей сессии Верховного Совета СССР, после чего обретали силу закона. Рассматривать же Указы Президиума Верховного Совета СССР вне факта утверждения их Верховным Советом СССР не совсем корректно.

  Тем не менее, следует отметить, что зачастую в истории СССР существовали прецеденты, когда Указы, затрагивающие территориальные изменения между республиками, все же не утверждались Верховным Советом СССР. Примеры подобного рода можно найти и в рассматриваемый период 1937-1978 гг., то есть в рамках действовавших Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г., когда осуществлялась исследуемая передача Крымской области. Взять, к примеру, уже упомянутый выше прецедент с передачей в состав Ленинградской области РСФСР районов, расположенных на правом берегу реки Нарвы вместе с г. Ивангородом. Проблема заключается в том, что Верховный Совет Эстонии не дал необходимое согласие, – на её оккупированной территории в то время существовало марионеточное государство, официально отмененное (то есть фактически признанное задним числом) в 1945 г. Верховным Советом СССР. То есть в данном случае Конституция Эстонской ССР не функционировала, Верховный Совет не созывался, а решение о передаче санкционировалось Президиумом Верховного Совета Эстонской ССР – по данному поводу им принималось как минимум одно постановление и два указа. Речь идет о двух указах, принятых 18 января 1945 г., подписанных председателем Президиума Верховного Совета Эстонской ССР И. Варесом и секретарем Президиума В. Теллингом. Соответственно, это Указ «Об установлении границы между Вируманским уездом Эстонской ССР и Ленинградской областью РСФСР» и Указ «Об утверждении изменения границы между Эстонской ССР и РСФСР». В частности там оговаривалось принадлежность островов. Разумеется, у Президиума Верховного Совета Эстонской ССР, в отличие от Верховного Совета ЭССР, не было полномочий на то, чтобы дать согласие на изменение своих территорий от лица ЭССР, как того требовала ст.18 Конституции СССР. Однако первоначальным в данной цепочке правовых актов, незаконно передавших в состав РСФСР г. Ивангород, правобережье Нарвы и части балтийского берега вплоть до порта Усть-Луга в ноябре 1944 г., явилось все же постановление в виде ходатайства. Данное ходатайство упоминалось в Указе Президиума Верховного Совета СССР «О Включении в состав Ленинградской области населенных пунктов, расположенных на восточном берегу реки Нарва» от 24 ноября 1944 г., которое утвердило также и Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 ноября 1944 г.,[15] уже упомянутое выше. Поскольку этот правовой акт никогда не публиковался в советское время, имеет смысл воспроизвести текст этого Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 ноября 1944 г. здесь полностью:

  «Учитывая неоднократные просьбы населения Выскацкой, Добрученской, Горской и Нарвской волостей Эстонской ССР, расположенных на восточном берегу реки Нарва и населённых по преимуществу русскими, и идя навстречу этим пожеланиям, а также имея в виду, что Президиум Верховного Совета Эстонской ССР ходатайствует о включении указанных волостей в состав РСФСР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик постановляет:

  Утвердить представление Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Президиума Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики о включении в состав Ленинградской области населённых пунктов Выкацкой, Добручинской, Горской и Нарвской волостей, расположенных на восточном берегу реки Нарва, выделив их из состава Эстонской ССР и установив границу между РСФСР и Эстонской ССР по реке Нарва».

  Что характерно, данный указ носил гриф «Без опубликования в центральной печати». Иными словами говоря, этот указ никогда в советское время не был опубликован в центральной прессе и не вступал, таким образом, в силу закона. Таким образом, приходится констатировать, что включение эстонских территорий в состав Ленинградской области РСФСР не имело законного характера. В отличие от упомянутого в тексте этого Указа Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР «О включении в состав Ленинградской области населённых пунктов, расположенных на правом берегу реки Нарвы» от 21 ноября 1944 г.,[16] этот Указ никогда не издавался также и в сборниках законов СССР. Более того, никогда не был утвержден Верховным Советом СССР. Это существенно отличает данный прецедент от исследуемого в данной работе Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР».

  Однако же когда соответствующие Указы утверждались на ближайшей сессии Верховного Совета СССР, то они обретали силу закона. Без учета этого обстоятельства пришлось бы признать, что в составе РФ имеются регионы, российская принадлежность которых вызывает сомнение. По той же логике следует, что на территории РСФСР по Указам Президиума Верховного Совета СССР были незаконно созданы как минимум семь только пограничных областей: Мурманская (28.05.1938), Брянская (5.07.1944), Новгородская (5.07.1944), Псковская (23.08.1944), Южно-Сахалинская (2.02.1946), Кенигсбергская (6.04.1946) и Белгородская (6.01.1954).

  Именно таким образом и происходило во время прецедента с Крымом. Президиум Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 г. подписал «Указ о передаче передачи Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР», по которому изменение границ между двумя союзными республиками осуществилось де-факто. А на ближайшей сессии Верховного Совета СССР, сразу же после принятия бюджета 26 апреля 1954 г., произошло утверждение тех указов Президиума, которые затрагивали текст Конституции, в частности, состав союзных республик. К весне 1954 г. таковых накопилось немало, – например, 6-7 января 195 г. по указам Президиума Верховного Совета в составе РСФСР появились такие области, как Арзамасская,[17] Балашовская,[18] Белгородская,[19] Каменская,[20] и Липецкая,[21] что требовало внесение изменений в ст.22 Конституции СССР, в которой описывался состав РСФСР. Аналогично в связи с упразднением Измаильской области,[22] появление новой Черкасской, и переименованием Каменец-Подольской области в Хмельницкую,[23] появилась необходимость исправить ст.23 Конституции, в которой описывался состав Украинской ССР. После утверждения Верховным Советом СССР эти Указы Президиума обретали силу закона, то есть произошедшие изменения фиксировались де-юре, после чего всякие утверждения В.А. Томсинова и Генпрокуратуры РФ о незаконном характере решения Президиума Верховного Совета СССР, как не соответствующего Конституции СССР, утрачивают всякую актуальность. Именно поэтому, ни В.А. Томсинов, ни Генеральная прокуратура РФ в своем «ответе», указывая на то, что Указом от 19 февраля 1954 г. Президиум Верховного Совета СССР выходит за рамки свои полномочий, тем не менее, вслед за этим не делают категоричных выводов о незаконности дальнейшей процедуры передачи Крымской области. То есть зафиксируем тот факт, что в официальном ответе заместителя Генерального прокурора РФ С.Г. Кехлерова на запрос депутата С.М. Миронова физически отсутствует какой-либо вывод о том, что передача Крымской области в 1954 г. из состава РСФСР в состав Украинской ССР являлась незаконной.

  Более того, хотя и В.А. Томсинов и С.Г. Кехлеров и упоминают «Закон о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР», принятый Верховным Советом СССР 26 апреля 1954 г., но при этом никакой оценки этому решению не приводят. То есть не подвергают сомнению его законность. Что же касается Закона «О внесении изменений и дополнений в статью 14 Конституции (Основного Закона) РСФСР», принятого Верховным Советом РСФСР 2 июня 1954 г., то ни В.А. Томсинов ни Генеральная прокуратура РФ в своем «ответе» не только не дают ему оценку, но даже не упоминают.

  К тому же, возможно сам того не ведая, депутат С.М. Миронов в своем запросе оставил для Генпрокуратуры лазейку, которым ее работники не преминули воспользоваться. Вместо прямого вопроса о характере незаконности передачи Крыма, законодатель потребовал дать оценку отдельным «решениям о передаче», с той, разумеется, оговоркой, что сам текст запроса не был опубликован и поэтому о его точной формулировке остается только выстраивать предположения. Что же касается самих «решений» подобного рода, то их количество варьируется у разных исследователей. Как следствие, запрос в Генпрокуратуру РФ депутата С.М. Миронова «по вопросу правового анализа принятых в 1954 г. решений о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР и изменения состава бывших союзных республик», заместитель Генпрокурора РФ удовлетворила лишь частично в заданной формулировке. В результате оказались полностью проигнорированы ключевые решения 1954 г., изменившие статус Крыма. Ни закон о передаче Крымской области, принятый Верховным Советом СССР, ни согласие со стороны РСФСР, выраженное законом, принятом Верховным Советом РСФСР, не были подвергнуты анализу, и не получили правовой оценки. А ведь это решения принятые единственными органами власти, имевшими на то все необходимые полномочия. Стоит ли удивляться, что в этом официальном ответе Генпрокуратуры отсутствует всяческое окончательное утверждение о незаконном характере имевшей место в 1954 г. передачи Крымской области? Возможно, этим и объясняется тот факт, что ответ Генпрокуратуры от 18 мая 2015 г. был опубликован С.М. Мироновым только 26 июня 2015 г., да и то, только на своих личных сетевых ресурсах.

  Вывод из этого напрашивается простой, – все то, под чем юристы и правоведы ставят свои подписи, необходимо изучать предельно внимательно, не допуская разночтений и домысливания, которыми зачастую увлекаются журналисты, общественные деятели и безответственные политики. К примеру, комментируя официальный ответ Генеральной прокуратуры РФ на запрос депутата С.М. Миронова, новостное агентство «Лента.ру» превратно истолковало ответ на который ссылается: «Генеральная прокуратура России считает противоречащим советской Конституции решение о передаче Крыма из состава РСФСР в состав Украинской ССР в 1954 году».[24] Как видно из разобранного выше, – ничего подобного в тексте упомянутого ответа не содержалось, и автор новости привнес в свое сообщение уже свои обобщающие домыслы. Еще дальше в своих интерпретациях зашли работники ТАСС, которые в качестве вывода под строгими цитатами из первоисточника внезапно выдали следующее: «Российские политики неоднократно обращали внимание на то, что, с точки зрения международного права, передача Крыма в состав Украинской ССР была "юридически ничтожной", так как Верховный Совет СССР не имел на это права».[25] Абсурдность подобного выпада даже комментировать неловко, – нигде в тексте ответа Генпрокуратуры РФ нет ни слова о том, что якобы Верховный Совет СССР не имел права на осуществления рассматриваемой передачи. Более безупречным с точки зрения манипуляции массовым сознанием при корректном цитировании первоисточника, в связи разбираемым информационным поводом можно назвать сообщения Интерфакс,[26] Труд,[27] и Газеты.Ру.[28] Правда и здесь стоит оговориться, даже в последних случаях заголовки не соответствуют содержанию новостей.

  Подводя итоги, имеются все основания утверждать, что на сегодняшний момент официальная точка зрения Российской Федерации на законность передачи Крыма в 1954 г. зафиксирована в виде высказывания спикера Совета Федерации В.И. Матвиенко: «Изменения границ Российской Федерации были возможны при согласии РСФСР. Такое согласие мог дать только Верховный Совет СССР после проведения опроса, как мы сейчас говорим – референдума в России и на Украине. Ничего этого сделано не было. Таким образом, грубейшим образом была нарушена Конституция».[29]


[1] http://tass.ru/politika/1665108
[2] https://www.facebook.com/mironov.online/posts/649730321795306; Сохраненная копия: https://web.archive.org/web/20181115154924/https://www.facebook.com/mironov.online/posts/649730321795306
[3] http://mironov.ru/main/news/13939; Сохраненная копия: https://web.archive.org/web/20150629035354/http://mironov.ru/main/news/13939
[4] http://tass.ru/politika/1666480
[5] http://mironov.ru/main/news/13939; Сохраненная копия: https://web.archive.org/web/20150629035354/http://mironov.ru/main/news/13939
[6] http://mironov.ru/main/news/13939; Сохраненная копия: https://web.archive.org/web/20150629035354/http://mironov.ru/main/news/13939
[7] Сборник Законов РСФСР и Указов Президиума Верховного Совета РСФСР. 1938-1946 гг. – М.: Изд. Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1946. – С. 67.
[8] Бабурин С.Н. Территория государства: Правовые и геополитические проблемы. – М. Изд. МГУ, 1997. – С. 226-227.
[9] Сборник Законов РСФСР и Указов Президиума Верховного Совета РСФСР. 1938-1946 гг. – М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1946. – С. 58.
[10] Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 г. - ноябрь 1958 г.) М.: Госюриздат. 1959. – С. 44.
[11] Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 г. – июль 1956 г.). М.: Госюриздат, 1956. – С. 38.
[12] Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 г. – июль 1956 г.). М.: Госюриздат, 1956. – С. 36.
[13] Томсинов В.А. "Крымское право" или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право» №2. – 2014. – С. 23.
[14] http://mironov.ru/main/news/13939
[15] Сборник Законов РСФСР и Указов Президиума Верховного Совета РСФСР. 1938-1946 гг. – М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1946. – С. 58.
[16] Сборник Законов РСФСР и Указов Президиума Верховного Совета РСФСР. 1938-1946 гг. – М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1946. – С. 58.
[17] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании в составе РСФСР Арзамаской области» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №1(795) 20 января – С. 5.
[18] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании в составе РСФСР Балашовской области» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №1(795) 20 января – С. 3.
[19] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании в составе РСФСР Белгородской области» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №1(795) 20 января – С. 3.
[20] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании в составе РСФСР Каменской области» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №1(795) 20 января – С. 4.
[21] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании в составе РСФСР Липецкой области» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №1(795) 20 января – С. 4.
[22] Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об упразднении Измаильской области Украинской ССР» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №4(798) 9 марта – С. 147.
[23] Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переименовании города Проскурова в город Хмельницкий и Каменец-Подольской области в Хмельницкую область» // Ведомости Верховного Совета СССР. – М., 1954. – №3(797) 18 февраля. – С. 118.
[24] https://lenta.ru/news/2015/06/27/krym/
[25] http://tass.ru/politika/2075741
[26]  http://www.interfax.ru/russia/450091
[27] http://www.trud.ru/article/27-06-2015/1326431_genprokuratura_priznala_nezakonnym_peredachu_kryma_ukraine.html
[28] http://www.gazeta.ru/politics/news/2015/06/27/n_7327173.shtml
[29] http://www.kommersant.ru/doc/2639632

Комментариев нет:

Отправить комментарий