четверг, 2 мая 2019 г.

3.3 Концепция Бабурина-Федорова в российской историографии

3.3 Концепция Бабурина-Федорова в российской историографии

  В отличие от публицистики, в серьезных научных работах тема передачи Крыма начала зарождаться только с середины 1990-х гг., и достигла своего апогея в разгар споров вокруг ратификации «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной». К этому времени иллюзии относительно возможности возвращения всего Крыма в обществе угасли, и не удивительно, что во второй половине 1990-х гг. развернулась научная дискуссия о статусе г. Севастополя, который хотя бы частично пытались выторговать в рамках раздела Черноморского флота и условий ратификации договора с Украиной. Именно в эти годы судорожно рождались самые невероятные фальшивки относительно законности передачи в 1954 г. Крымской области. Однако большее внимание уделялось все же г. Севастополю, который не будет рассматриваться в рамках настоящей работы. Именно поэтому здесь не будут разбираться статьи Ю.И. Лейбо, В.М. Клеандровой, В.В. Похлебкина итд., а также многочисленные работы и высказывания российских публицистов и политиков, включая Ю.М.Лужкова, как и реакцию на них.

  На всем этом фоне появление единственной монографии в рамках затронутой темы, то есть рассмотренной нами работы «Правовой статус Крыма. Правовой статус Севастополя» авторства некого А.В. Федорова (предположительно В.Г. Вишнякова) безнадежно опоздало, будучи подписано в печать уже с полгода после ратификации. На ближайшие полтора десятилетия интерес к теме обоснования незаконности передачи Крыма болезненно угасал. От безысходности в рамках крымской тематики стали продвигать версию о якобы имевшей место продажи полуострова от лица РСФСР неким заокеанским финансовым воротилам. И пионером в этом направлении выступил историк и политолог С.А. Усов, который еще в начале 1998 г. в качестве пробного шара опубликовал свою публицистическую статью.[1]

  С начала нового века и вплоть до 2014 г., в научных трудах к попыткам доказать незаконность передачи Крыма обращались считанные единицы. В качестве очень редкого исключения можно отметить диссертацию упомянутого С.А. Усова на соискание научной степени доктора политических наук, защищенную в 2003 г.,[2] и диссертацию А.П. Федоровых на соискание научной степени кандидата исторических наук, защищенную в 2008 г.,[3] касающиеся сюжетов, связанных с разделом Черноморского флота. В рамках работы над своими исследованиями авторы публиковал серию научных статей[4] и даже издавали монографии,[5] [6] в которых в том числе поднимали вопросы территориальной принадлежности, ссылаясь на труды С.Н. Бабурина и А.В. Федорова. И здесь надо отметить, что оба эти автора зачастую приходили к синхронным выводам. Для сравнения два отрывка:

  1) «Выход из сложившейся ситуации некоторые исследователи склонны были видеть в обосновании необходимости отмены Акта 1954 года как нелегитимного и возвращении Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. В этом случае, по их мнению, решалась бы и проблема Черноморского флота.

  В своей работе «Территория государства» С.Н.Бабурин, показывая нарушения законодательства при принятии решения по Крыму, подчёркивает, что "прихоть вождей КПСС была выше законов, выше Конституции"».[7]

  2) «Выход из сложившейся ситуации ряд авторов склонны видеть в обосновании необходимости отмены Акта 1954 года как нелегитимного и возвращения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. В этом случае, по их мнению, решалась и проблема Черноморского флота. В своей работе "Территория государства" С.Н.Бабурин, показывая нарушения законодательства при принятии решения по Крыму, подчеркивает, что "прихоть вождей КПСС была выше законов, выше Конституции"».[8]

  Нельзя не отметить, что выбранный общий фрагмент, впервые появившийся у С.А. Усова, предваряя ссылку на работу С.Н. Бабурина, несет категоричное утверждение, что якобы автор, на которого ссылается диссертант в своем автореферате, «показал» некие «нарушения при принятии решения по Крыму». Даже не при юридическом оформлении передачи, а именно при принятии некого абстрактного решения. Все это, включая такие обороты речи, как «ряд авторов» (неназываемых) и «склонных считать» – иллюстрирует типичные «бабуризмы», возможно навязанные обоим авторам. Суть этого только что изобретенного нами термина сводится к следующему: ничего конкретно не утверждать, но своею манерой построения предложений создавать иллюзию того, что жаждет прочитать и принять за истину в последней инстанции потенциальный читатель.

  Из двух указанных авторов наиболее последовательно исповедует концепцию Бабурина-Федоров А.П. Федоровых. В диссертации у него имеется параграф «1.3 Передача Крымской области из состава РСФСР в состав УССР как одна из причин возникновения проблем ЧФ», в котором на стр. 99-104[9] практически дословно приводится текст из соответствующего разобранного нами параграфа у А.В. Федорова. Причем, заметно, что этот более подробный текст, вместе с выводом со всеми ссылками, позаимствован у А.В. Федорова, а не у С.Н. Бабурина. Вместе с этим заметна попытка диссертанта в некоторых местах пересказать концепцию Бабурина-Федорова своими словами. Не всегда это получалось удачно, как например, у него поднимался вопрос о соответствии Постановления от 5 февраля 1954 г. и Указа от 19 февраля 1954 г. не только Конституции СССР и РСФСР, но и почему-то Конституции УССР.[10] В качестве позитивного момента следует отметить, что А.П. Федоровых на рассмотренных шести страницах, где преимущественно дословно или своими словами приводил текст А.В. Федорова, не оформленный соответствующим образом кавычками, он, тем не менее, трижды на него сослался.

  Ну и завершают эти полтора десятилетия забвения крымской тематики (не считая всплесков в публицистике, приуроченных к очередным юбилеям затрагиваемых событий) уже разбираемая монография В.Г. Вишнякова, изданная в 2011 г., в которой он демонстративно не заметил активно навязываемую через сеть Интернет работу А.В. Федорова (предположительно собственного авторства).

  Очередной взрыв интереса к вопросам, связанных с законностью оформления передачи Крымской области, были спровоцированы событиями начала 2014 г., в результате которых полуостров оказался занят российскими войсками. Эти события, породили вал публикаций, в которых российские авторы попытались обосновать некие юридические права РФ на крымский полуостров. И здесь как нельзя кстати пригодились старые наработки С.Н. Бабурина, особенно в интерпретации некого А.В. Федорова.

  Практически в первых рядах на этом поприще отметился В.А. Томсинов, профессор кафедры истории государства и права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова со своей статьей антинаучного характера, которую он опубликовал в Вестнике Московского Университета (серия 11 «Право»).[11] Вопросам соответствия актуальному на тот момент законодательству юридического оформления передачи Крымской области в 1954 г. он уделил три страницы.[12] Фактически перед нами предстает завуалированная концепция Бабурина-Федорова, выраженная своими словами, но абсолютно по все тому же бабуринскому сценарию лишь с незначительными вкраплениями исходного текста выделенного курсивом, но без ссылки на оригинал.

  Как и С.Н. Бабурин, он начал пересказ оформления передачи Крымской области с упоминания решения Президиума ЦК КПСС, – органа, не вписанного ни в один Основной Закон того времени, – ни союзный, ни в республиканский. Как и С.Н. Бабурин совершенно не упомянул о решении, принятом Верховным Советом РСФСР. Далее также как за спасательный круг хватается за выражение «совместное представление», сетуя, что его не было. Совершенно не ясно, что это меняет? Где и в каком законе прописано это выражение как необходимое условие? Далее, так же как и у С.Н. Бабурина, у него придается гипертрофированное значение второстепенному правовому акту, служившему лишь для выражения законодательной инициативы. Здесь нашло отображение и дословное цитирование Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 г., и вслед за этим неизвестно с какой целью упоминания как бы между прочим того факта, что ст.33 Конституции РСФСР 1937 г. не предусматривала полномочия этого органа власти изменение территории республики. Хотя, как мы уже разобрали, 5 февраля 1954 г. Президиум не передавал Крымскую область ни де-факто, ни де-юре, и даже не давал своего согласия от лица РСФСР, а всего лишь выступал с законодательной инициативой. То есть не превышал своих полномочий.

  Среди позитивных отличий от концепции Бабурина-Федорова стоит отметить более широкое толкование законодательства, как и то, что он не стал вслед за С.Н. Бабуриным превратно истолковывать ст.23 Конституции РСФСР, и даже открыто признал, что «все права, присвоенные РСФСР» «осуществляет Верховный Совет РСФСР».[13] Отсюда В.А. Томсинов также не стал повторять вслед за С.Н. Бабуриным и бреда о неком «конституционном пробеле» и настаивать, что якобы согласие мог дать только некий референдум. Тем не менее, все же умолчал, что необходимое согласие на изменение границ, как того требовали ст.16 Конституции РСФСР и ст.18 Конституции СССР, все же было получено. Напомним, что от лица РСФСР требуемое согласие было получено Верховным Советом РСФСР, имевшим все необходимые полномочия, после принятия им 2 июня 1954 г. Закона «О внесении изменений и дополнений в статью 14 Конституции (Основного Закона) РСФСР».

  Остается только добавить, что В.А. Томсинов не стал упоминать ни одного прецедента в рамках существующего законодательства, а главное – у него, как и С.Н. Бабурина, начисто отсутствуют выводы. Как и С.Н. Бабурин, автор лишь отвлеченно размышляет в конце рассматриваемого фрагмента своей статьи, что «в результате распада СССР правовой статус Крыма казался еще более неопределенным, чем тот, который имела Крымская область, пребывая с 1954 г. в составе Украины». Очередной «бабуризм», ничего не утверждающий конкретно, но уже от другого юриста.

  Единственный раз в этом тексте он все же упомянул некие «Факты грубого нарушения конституционных норм Советского государства при юридическом оформлении передачи Крымской области из состава России в состав Украины».[14] Однако, как оказалось, эти самые «факты» были «подтверждены» всего лишь уже разобранным нами «Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 21 мая 1992 г.». То есть, по его логике, если 55% членов Верховного Совета РФ проголосовали за отмену некого второстепенного правового акта, выражавшего всего лишь ходатайство с законодательной инициативой, да и то, только со стороны РСФСР (а утверждалось, напомним, «совместное представление»), то это хоть как-то поменяло задним числом законный характер передачи? Таким образом, рассмотрение заявленного вопроса у В.А. Томсинова, как и у С.Н. Бабурина имеет антинаучный характер. То есть выстраивается на игнорировании имеющихся прецедентов, противоречащих заявленной концепции, на замалчивании принятых ключевых правовых актов, не содержит их анализа, а также не имеет собственных выводов о соответствии осуществленной передачи актуальному на тот момент законодательству.

  На уязвимость многих позиций В.А. Томсинова в данной статье по заявленной им концепции «Крымского права», указывал его коллега П.П. Кремнев, доктор юридических наук, профессор кафедры международного права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова в своей рецензии на рассмотренную выше работу.[15]

  При этом все же стоит отметить, что интерпретация В.А. Томсинова концепции С.Н. Бабурина – это наиболее адекватная попытка придать ей хотя бы видимость научного характера. Остается только добавить, что в разобранном нами фрагменте статьи В.А. Томсинова, автор не сослался ни на С.Н. Бабурина, ни на А.В. Федорова (хотя последнего упоминал в другом контексте), а как бы заново изобрел эту концепцию от себя лично. В связи с чем, имеет смысл называть её концепцией Бабурина-Федорова-Томсинова (Бабурина-Вишнякова-Томсинова).

  Разбирать всех остальных авторов, которые в той или иной мере взяли на вооружение концепцию Бабурина-Федорова, не имеет смысла, поскольку согласно данным РИНЦ, только на монографию А.В. Федорова ссылается порядка 41 научных работ, из которых до 2014 г. было опубликовано только 14. В их числе преимущественно те, кто ссылается на некого «А.Б. Федорова», и даже на «А.В. Федорову». Просто заметить, что после событий 2014 г., число деятелей науки, опирающихся на исследуемые взгляды, прирастало взрывными темпами, и на подходе у нас возможно уже десятки диссертаций, основанных на антинаучных умозаключениях С.Н. Бабурина. Это только научных работ, попавших в РИНЦ, – всякого рода статьи в прессе политиков и общественных деятелей, а также монографии таких публицистов, как Н.В. Стариков, А.Б. Широкорад, С.П. Горбачев и им подобных – здесь даже не учитываются. Сколько же ученых в своих работах ссылаются на опубликованные за последние два десятка лет труды С.Н. Бабурина, причем именно на разбираемую концепцию, – не представляется возможным подсчитать. Абсурдные идеи С.Н. Бабурина были введены в научный оборот, и, что хуже – получили широкое распространение в СМИ.

  Тем не менее, имеет смысл отдельно разобрать работы еще двух авторов, чьи научные исследования с опорой на изобретенную С.Н. Бабуриным концепцию привнесли в неё нечто новое, а главное – оказали огромное влияние на пропаганду этих взглядов среди широких слоев население. Более того, – сформировали так называемую официальную российскую точку зрения по данному вопросу, которая фактически отсутствовала до их совместных усилий. Речь идет о блистательном дуэте В.Б. Евдокимова и Т.А. Тухваллина из НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

  В числе «открытий» этого тандема научных сотрудников НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ можно назвать находку упоминания некого особого статуса г. Севастополя в тексте Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г.,[16] что пока не удается повторить ни одному другому исследователю. Причина проста – в затронутых текстах российской и советской Конституциях того периода не было никаких упоминаний г. Севастополя, то есть эти двое ученых вводят своих читателей в заблуждение. Впервые г. Севастополь будет упомянут в Основном Законе только в тексте ст.77 Конституции Украинской ССР 1978 г., как город республиканского подчинения, наряду с Киевом. Иными словами говоря, есть все основания предполагать, что так называемый «ответ» Генпрокуратуры РФ готовили люди, склонные к фальсификации. Впрочем, как уже сказано, в данной работе вопросы, касающиеся статуса г. Севастополя не будут рассматриваться, поскольку по данной теме в этот спор вовлечено гораздо большее количество откровенных фальшивок и передергиваний фактов.

  Впервые главный научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, д.ю.н., профессор В.Б. Евдокимов и старший научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, к.ю.н. Т.А. Тухваллин обращались к теме законности передачи Крымской области еще в 2014 г.,[17] вовлеченные в новую волну интереса к рассматриваемым событиям. Со ссылкой на уже рассмотренное нами исследование А.В. Федорова, в этой работе перечисляются основные правовые акты, оформившие передачу Крымской области, включая и Закон от 2 июня 1954 г., принятый Верховным Советом РСФСР. При этом у авторов законность оформления передачи не вызывала сомнения: «С момента принятия вышеприведенных документов Крымская область вошла в состав Украинской ССР».[18]

  Обращает на себя внимание попытка представить решение Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г. таким образом, якобы было принято два раздельных решения – «утверждены Указ "О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР" и совместное постановление Президиумов Верховного Совета РСФСР и УССР»,[19] что является искажением фактов. «Совместное представление», то есть ходатайство, имеющее характер законодательной инициативы, ими и вовсе было названо «совместным постановлением», то есть якобы отдельным самостоятельным решением. Там же в одном предложении ими также дважды грубо сфальсифицированы факты: «5 февраля 1954 г. в Президиум Верховного Совета СССР направлен проект совместного постановления Президиумов Верховного Совета РСФСР и УССР о передаче Крымской области УССР для утверждения президиумом [примечание: с маленькой буквы] Верховного Совета СССР». Как видно, – опять «совместное постановление», а не «совместное представление». Из контекста совершенно не ясно – кем и каким органом принимался этот проект? О том, что в указанное число было принято два постановления, имевшие характер экспертной оценки и законодательной инициативы – Президиумом Совета Министров РСФСР и Президиумом Верховного Совета РСФСР – молчание. Вследствие подобной манипуляции может сложиться впечатление, что 5 февраля 1954 г. Президиум Верховного Совета РСФСР принял не постановление, которое отдельно никем не утверждалось, а именно «совместное постановление», что не соответствует действительности. В реальности, как уже нами рассмотрено, 5 февраля 1954 г. Президиум Верховного Совета РСФСР принимает постановление в виде представления (ходатайство, имеющего характер законодательной инициативы), 13 февраля 1954 г. с аналогичной просьбой выступает Президиум Верховного Совета Украинской ССР. И только 19 февраля 1954 г. Верховный Совет СССР утверждает в своем Указе это совместное представление (ходатайство) обоих Президиумов Верховных Советов двух союзных республик и своим решением передает Крымскую область де-факто.


[1] Усов С.А. Как Россия потеряла Крым: Передача полуострова Украине в 1954 году была актом полемики с американскими финансовыми кругами // Независимая газета. 1998. 20 марта. – С. 8
[2] Усов С.А. Политико-правовые проблемы Черноморского флота и Севастополя в концепте распада Российской империи и СССР: Историко-политологический анализ: дис. д.п.н.: 23.00.02. – М., 2003. – 445 с.
[3] Федоровых А.П. Проблема Черноморского флота в российско-украинских отношениях: 1991-2000 гг.: дис. к.и.н.: 07.00.02. – М., 2008 – 314 с.
[4] Федоровых  А.П. Политико-правовые проблемы ЧФ и Севастополя в контексте распада Российской империи и СССР: общая характеристика и перспективы изучения. // Вестник Российского Университета Дружбы народов. Серия «История России» №3 – 2006. – С. 304-310.
[5] Усов С.А. Проблема Черноморского флота и Севастополя в условиях распада Российской империи и СССР: (историко-политологический анализ): / С.А. Усов. – Севастополь: [б. и.], 2003. – 382 с.
[6] Федоровых А.П. Черноморский флот в 1991-2000 гг. (история раздела). Самара: Издательство СГУ, 2007. – 150 с.
[7] Усов С.А. Политико-правовые проблемы Черноморского флота и Севастополя в контексте распада Российской империи и СССР: Историко-политологический анализ: автореферат дис. ... доктора политических наук: 23.00.02 / Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ Москва, 2003 – С. 9.
[8] Федоровых А.П. Проблема Черноморского флота и Севастополя: история и перспективы исследования. // Вестник Самарского государственного Университета: Самара, №1(160), 2008. – С. 366.
[9] Федоровых А.П. Проблема Черноморского флота и Севастополя: история и перспективы исследования. // Вестник Самарского государственного Университета: Самара, №1(160). – 2008. – С. 99-104.
[10] Федоровых А.П. Проблема Черноморского флота в российско-украинских отношениях: 1991-2000 гг.: дис. к.и.н.: 07.00.02. – М., 2008 – С. 102.
[11] Томсинов В.А. «Крымское право» или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право» №2. – 2014. – С. 3–32.
[12] Там же. С. 21-23.
[13] Томсинов В.А. "Крымское право" или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право» №2. – 2014. – С. 22.
[14] Томсинов В.А. «Крымское право» или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право» №2. – 2014. – С. 22.
[15] Кремнев П.П. Концепция «Крымского права» и доктрина международного права применительно к сецессии Крыма из состава Украины // Вестник Московского университета. №3. Серия 11 «Право». – 2015. – С. 143-148.
[16] Евдокимов В.Б., Тухватуллин Т.А. Правовой статус города Севастополя (историко-правовые аспекты) // Актуальные проблемы российского права. 2015. №8(57). С. 16–19.
[17] Евдокимов В.Б., Тухватуллин Т.А. Принятие Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации // Государственная власть и самоуправление. №5. – 2014. – С. 37–42.
[18] Там же, С. 38.
[19] Там же.

Комментариев нет:

Отправить комментарий