четверг, 2 мая 2019 г.

3.1 Передача Крымской области в диссертации Ю.А. Мешкова

3. ИДЕИ С.Н. БАБУРИНА В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
3.1 Передача Крымской области в диссертации Ю.А. Мешкова



  Прежде чем начать историографический обзор метаморфоз, случившихся с разработанными С.Н. Бабуриным идеями о якобы незаконном характере передачи Крымской области, стоит еще раз отметить, что лично сам бывший омский депутат всячески избегал каких-либо категорических выводов. Приведенный им ряд доводов фактически представлял собою набор общих фраз и рассуждений на заданную тему, которые только создавали иллюзию того, что якобы юридическое оформление передаче Крымской области не соответствовало актуальному на тот момент советскому законодательству. Как мы уже разбирали выше, для этого им были использованы и замалчивание правовых актов, коренным образом изменивших правовой статус области, и попытка придать ключевое значение второстепенному постановлению, содержащему всего лишь изъявление законодательной инициативы. Очень скоро разработанная С.Н. Бабуриным концепция стала появляться целыми абзацами у других авторов, зачастую без ссылки на оригинал. Для нас особенно важно то, что у некоторых из этих последователей, возможно не понявших до конца замысел омского политика, все же стали появляться четкие и категоричные выводы, которые изначально отсутствовали у разработчика этой концепции.

  И здесь сразу же стоит оговорить, что, кроме, пожалуй, специалиста по финансовому праву И.М. Ильина,[1] как правило, юристы не стали повторять вслед за С.Н. Бабуриным тезис о необходимости проведения референдума. В их числе можно назвать таких, как Ю.А. Мешков,[2] В.А. Томсинов,[3] А.А. Арямов,[4] итд. Более того, высказывая свое несогласие с точкой зрения С.Н. Бабурина, П.П. Кремнев, доктор юридических наук, профессор кафедры международного права юридического факультета МГУ, приходит к выводу, что «конституционным правом принятия решений (т.е. выражения согласия) об изменении территорий республики наделялся только один орган государственной власти – Верховный Совет РСФСР».[5]

  В качестве примера повторения концепции С.Н. Бабурина можно привести защищенную в 2000 г. диссертацию на соискание научной степени кандидата юридических наук первого и последнего президента Республики Крым Ю.А. Мешкова по теме «Конституционно-правовой статус Республики Крым». В ней на стр. 18-21 практически полностью был приведен рассмотренный выше отрывок из диссертации С.Н. Бабурина, за исключением фрагмента про Севастополь и обоснования необходимости референдума.[6] При этом в данном массиве не оказалось ни одной ссылки на оригинал. И хотя автор вслед за омским депутатом приводит здесь многочисленные и подробные цитаты – на все первые два десятка страниц его диссертации, в конце которых фактически был встроен ранее опубликованный крымский отрывок С.Н. Бабурина, у Ю.А. Мешкова нашлось всего лишь три ссылки, причем две из них – на энциклопедии. Автор нередко допускает фактические ошибки, – например, по его версии Н.С. Хрущев был избран 1-м секретарем ЦК КПСС на неком пленуме в октябре 1953 г., а не в сентябре. Работа изобилует массой описок («гола» вместо «года»), отсутствием необходимых сокращений и прочих недостатков, которые ставят её на уровень, недопустимый даже для студентов.

  В конце своей квалификационной работы Ю.А. Мешков приводит список «литературы и нормативного материала», которых он привлекал во время написания своей работы.[7] Поразительным образом в нем не оказалось ни стенограмм с выступлениями процитированных им советских депутатов, ни одного из правовых актов 1954 г., которым он давал оценку. Более того – ни одного из трудов С.Н. Бабурина. Последнее вызывает откровенное удивление, поскольку во введении диссертант указал, что «использовал методологию и труды авторов, внесших своими исследованиями заметный вклад как в общую теорию государственного права, так и в разработку тематики, близкой предмету данного исследования».[8] При этом Ю.А. Мешков приводит список из 19 фамилий, среди которых также не нашлось места С.Н. Бабурину.

  Однако у нас нет веских причин обвинять Ю.А. Мешкова в плагиате идей С.Н. Бабурина. В разделе «Апробация результатов исследования» диссертант указал на некие материалы, опубликованные им в «различных изданиях» Лондона, Женевы, Варшавы, Токио, Рима, Парижа, Мадрида и Пекина. [9] К сожалению, при этом автор, по своему обыкновению, не указал ссылки на эти «материалы», однако не исключено, что среди них вполне мог иметь место и прототип рассматриваемой концепции, и, возможно даже опубликованный ранее С.Н. Бабурина. Кроме всего прочего, Ю.А. Мешковым была отмечена также его деятельность «в составе комиссии Верховного Совета СССР, а затем и РСФСР по проблемам Крыма».[10] Причем, по его словам это именно та самая комиссия, которая «на основе архивных материалов, исследования нормативных актов и анализа взаимоотношений России и Украины по поводу Крыма готовила проект решения Верховного Совета РСФСР от 21 мая 1992 года по Крыму».[11] Одним словом, у нас нет доказательств того, что концепция С.Н. Бабурина, впервые сформулированная им в виде текста непроизнесенного выступления на VI Съезде народных депутатов, действительно принадлежала самому омскому депутату. Вполне допустимо, что этот доклад С.Н. Бабурин подготовил на основе наработок Ю.А. Мешкова. Не исключено также, что рассмотренный нами доклада готовился на основе некого текста, составленного третьим лицом (например, В.Г. Вишняковым, экспертом Верховного Совета РСФСР в 1991-1992 гг.), трудами которого могли воспользоваться как С.Н. Бабурин, так и Ю.А. Мешков.

  В рассматриваемой диссертации Ю.А. Мешкова текст из ранее защищенной диссертации С.Н. Бабурина приведен почти дословно целыми абзацами, но при этом разбавлен оригинальными комментариями Ю.А. Мешкова, которые в одном месте достигают целой страницы. В частности, попадаются такие характерные вставки, как «Вопрос о передаче Крыма готовился в обстановке строжайшей секретности и осуществлялся молниеносными темпами».[12] После чего шли два развернутых предложения, явно отсутствующие у С.Н. Бабурина, в которых подробно описывался порядок подготовки заседания Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 г., на котором полуостров был передан де-факто. Среди прочего автором упоминаются такие детали, как «записка за подписями Суслова и Пегова» [примечание: именно так, без указания инициалов, как это часто встречается у В.Г. Вишнякова], поданная 1 февраля 1954 г. на имя Н.С. Хрущева. И снова несколько предложений, буква в букву совпадающих с тем, что было ранее опубликовано в отрывке С.Н. Бабурина.

  Однако самое любопытное и неожиданное ожидает исследователя с последнего абзаца на стр. 18 у Ю.А. Мешкова, начинающегося со слов «В то время по своей правовой природе…» и плоть до двух последних абзацев на стр. 19.[13] Там, где у С.Н. Бабурина идет целая страница эмоционального цитирования депутатов на апрельской сессии Верховного Совета СССР в 1954 г., которая выглядит как сторонняя вставка в текст другого автора, у Ю.А. Мешкова наблюдается более четкое и последовательное описание процедуры оформления передачи Крымской области де-юре. К тому же вариант указанного фрагмента у Ю.А. Мешкова органически согласуется с остальным текстом. В частности, им отмечается, что «Президиум Верховного Совета СССР имел право издавать указы, вносящие изменения в законы, с последующим утверждением Верховным Советом СССР».[14] При этом он даже отметил, что изменение Конституции относилось к «исключительной компетенции Верховного Совета СССР».

  А чуть выше высказывает мысль, что утверждая Указ от 19 февраля 1954 г., Верховный Совет СССР вносил «соответствующие изменения в статьи 22 и 23 Конституции СССР». Это он зачем-то повторяет дважды – повторно через один абзац на этой же странице. Причем, в первый раз он разбавляет описание процесса выражением «задним числом». Без последнего тезиса совершенно непонятна тирада о праве «задним числом» «изменять или давать согласие», которое встречается далее как у Ю.А. Мешкова, так и у С.Н. Бабурина, когда последующие четыре абзаца совпадают у обоих авторов. В целом же стоит отметить, что порядок одних и тех же абзацев и отдельных предложений у Ю.А. Мешкова несколько иной.

  В связи с рассмотренными выше обстоятельствами, вопрос об изначальном авторстве рассматриваемого фрагмента в диссертациях обоих ученых остается дискуссионным. С одной стороны – текст в варианте Ю.А. Мешкова выглядит более цельным и логически связанным, то есть претендует на первоисточник, несмотря на то, что был опубликован позже. В нем нет той эмоциональной вставки размером со страницу, сотканной из подробных цитат советских депутатов, совершенно непонятно зачем попавшей в диссертацию С.Н. Бабурина. Вместе с этим, у Ю.А. Мешкова нет и лукавого толкования ст.23 Конституции РСФСР, из которого С.Н. Бабурина выводит некий «конституционный пробел» и далее обосновывает необходимость проведения в данном контексте референдума, – подобного не встречается в кандидатской диссертации первого и последнего президента Республики Крым. При этом у него все же присутствует предложение из диссертации С.Н. Бабурина,[15] отсылающее нас к обоснованию необходимости референдума. Дословно: «при анализе конституционных норм мы с неизбежностью должны прийти к выводу о том, что не только Президиум Верховного Совета Российской Федерации, но даже и сам Верховный Совет ни своевременно, ни тем более задним числом не имел юридического права изменять или давать согласие на изменение территории РСФСР».[16]

  В чем же состоит этот «анализ», и какой, по мнению Ю.А. Мешкова, орган власти имел необходимые права – здесь автор не стал вслед за С.Н. Бабуриным повторять идею о «конституционном пробеле» и тем более о необходимости проведения референдума. Конечные выводы о законности характера передачи, как и у С.Н. Бабурина – начисто отсутствуют, но, тем не менее, Ю.А. Мешков между делом отвлеченно добавил от себя: «Сама процедура передачи Крыма являет собою цепь крупных и мелких беззаконий даже с точки зрения действовавшего в тот период "тоталитарного" законодательства».

  Таким образом, несмотря на то, что диссертация Ю.А. Мешкова была защищена гораздо позднее появления крымского фрагмента у С.Н. Бабурина (сначала в виде непроизнесенной речи, а затем в докторской диссертации), вопрос об изначальном авторстве прототипа концепции С.Н. Бабурина остается открытым. Впрочем, есть и серьезные аргументы против приписывания принадлежности рассматриваемой концепции перу Ю.А. Мешкову. Дело в том, что он так и не смог внятно указать – в чем же состоит незаконный характер передачи Крымской области на основе упомянутого, но пропущенного им «анализа». Впрочем, возможно он просто не рискнул вставить подобное натянутое и явно надуманное обоснование в свою квалификационную работу.

  И, как рабочую гипотезу, можно выдвинуть предположение, что прототип обоих текстов (Ю.А. Мешкова и С.Н. Бабурина) разработал все же В.Г. Вишняков, поскольку они носят явные следы заимствования из некого третьего документа, с характерными высказываниями последнего автора.


[1] Ильин И.М. К вопросу о правомерности изменения границ территорий союзных республик при передаче крымской области из состава РСФСР в состав УССР // Вестник новгородского государственного университета. №87, ч.2 – 2015. – С. 120-122.
[2] Мешков Ю.А. Конституционно-правовой статус Республики Крым: дис. к. ю.н.: 12.00.02. – М., 2000. – 218 c.
[3] Томсинов В.А. "Крымское право" или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право» №2. – 2014. –С. 3–32.
[4] Арямов А.А. К вопросу о статусе города Севастополя (историко-правовая ретроспектива) // Известия высших учебных заведений. Уральский регион Челябинск: Излит, 2015 №3., – С. 11-18.
[5] Кремнев П.П. Распад СССР: международно-правовые проблемы. М.: Зерцало-М – 2002 – С. 46.
[6] Мешков Ю.А. Конституционно-правовой статус Республики Крым: дис. к.ю.н.: 12.00.02. – М., 2000. – С. 18-21.
[7] Там же, С. 208-218.
[8] Там же, С. 8.
[9] Там же, С. 8.
[10] Там же, С. 9.
[11] Там же, С. 9.
[12] Там же, С. 18.
[13] Там же, С. 18-19.
[14] Там же, С. 19.
[15] Бабурин С.Н. Территория государства: Правовые и геополитические проблемы. – М. Изд. МГУ, 1997. – С. 251.
[16] Мешков Ю.А. Конституционно-правовой статус Республики Крым: дис. к.ю.н.: 12.00.02. – М., 2000. – С. 20.

Комментариев нет:

Отправить комментарий