четверг, 2 мая 2019 г.

1.2 Крымский вопрос на VI Съезде народных депутатов

1.2 Крымский вопрос на VI Съезде народных депутатов


  Поскольку процесс начала раздела ЧФ разворачивался во время работы VI Съезда народных депутатов РФ (у которого на тот момент было больше полномочий, чем у Президента РФ), первого после распада СССР, то вопреки воле Б.Н. Ельцина, С.Н. Бабурин все же выступил по поводу этого территориального вопроса. По сообщению парламентских обозревателей «Российской газеты» от 15 апреля 1992 г., «Сергей Бабурин все же подбросил нечто зажигательное... а также вновь вернулся к вопросу о передаче Крыма Украине в 1954 г.».[1]



  Выдержку из своей речи на съезде вместе с сопутствующими диалогами депутат в дальнейшем публиковал в своих трудах под странным заголовком: «Выступление на Шестом Съезде народных депутатов Российской федерации 6-21 апреля 1992 г.».[2] Далее в сборнике его трудов им был приведен некий доклад, по его словам «распространенный» 18 апреля 1992 г., в котором содержалась критика правовых актов, которыми оформлялась передача Крыма в 1954 г.[3]

  И здесь следует уточнить некоторые детали. Во-первых, этот «распространенный» доклад никогда не был зачитан С.Н. Бабуриным с трибуны, – по крайней мере, его текст отсутствует в подробной стенограмме, публиковавшейся в «Российской газете». Во-вторых, у внимательного исследователя должно возникнуть масса вопросов к упомянутому «выступлению». Ну, хотя бы потому, что не указана точная дата. Что такое «Выступление на Шестом Съезде народных депутатов Российской федерации 6-21 апреля 1992 г.»? В какой именно день работы VI Съезда это произошло: 6, 18 или 21 апреля? Неужели трудно было указать точную дату? И, самое интересное для нас – в контексте какого именно обсуждения предоставили слово С.Н. Бабурину? Дабы подобных вопросов не возникало, необходимо для прояснения поднятых вопросов обратиться к опубликованной стенограмме с этим фрагментом.

  В то время все выступления народных депутатов на съезде печатались в «Российской газете», официальном органе парламента, заменившем «Известия». Попытаемся на их основе восстановить картину обсуждения крымского вопроса на VI Съезде народных депутатов и роль упомянутого «доклада» С.Н. Бабурина в этих событиях.

  Забегая вперед, стоит отметить, что провал попытки поставить вопрос о Крыме на VI Съезде народных депутатов объясняется имевшими место попытками увязать данный вопрос с судьбой всего Советского Союза и отношения к новообразованному СНГ. Неоднократно речь выступавших депутатов грубо прерывали, как только они упоминали ст.104 Конституции, согласно которой, «денонсация международных договоров, влекущих изменения и дополнения Конституции Российской Федерации», а также «принятие решения по вопросам национально-государственного устройства, отнесенным к ведению Российской Федерации», передавалась к «исключительному ведению Съезда народных депутатов Российской Федерации». Иными словами говоря, депутаты В.В. Аксючиц и С.Н. Бабурин, выступавшие с подобными заявлениями, настаивали на незаконности создания СНГ, не говоря уже о выходе России из состава СССР. По их мнению «Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» было ратифицировано всего лишь Верховным Советом РФ, у которого не было на этот счет полномочий, согласно упомянутому тексту ст.104. Однако, как уже сказано, на VI Съезде народных депутатов в апреле 1992 г., первом после распада Советского Союза, вопрос о ратификации правовых актов, оформивших вхождение в другое государственное образование вместо СССР, даже не поднимался, и все попытки подобного рода блокировались. Удивительно, как до сих пор российские парламентарии, пытающиеся доказать «незаконность» передачи Крымской области, старательно не замечают, что в отличие от Украины, в которой проходил всенародный референдум, Россия вышла из состава СССР совершенно незаконно.

  В ходе изучения опубликованной стенограммы выяснилось, что С.Н. Бабурин впервые предпринял попытку поднять вопрос о статусе Крыма еще 10 апреля 1992 г., на 9-м заседании: «Вчера, по инициативе фракции «Россия» был распространен проект решения Съезда о правовой оценке решений высших органов государственной власти СССР и Российской Федерации 1954 года об изменении статуса Крыма. Я настойчиво предлагаю включить данный вопрос в повестку дня, ибо ситуация не терпит отлагательств».[4]

  Повторно С.Н. Бабурин, как уже отмечено выше, «подбросил нечто зажигательное» 15 апреля. По свидетельству журналиста Роберта Минасова, фракция «Россия» «в проекте своего постановления считает недействительными ввиду их неконституционности Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР» и другие акты по этому поводу».[5]

  В тот же день, 15 апреля С.Н. Бабурин еще раз предпринял попытку рассмотреть крымский вопрос на 18-м вечернем заседании съезда:

  «Уважаемый Юрий Михайлович! [Примечание: здесь заместитель Председателя Верховного Совета Российской Федерации Ю.М. Воронин] Сегодня предусмотрено в повестке дня в 17 часов 30 минут приступить к разделу «Разное». Уже была договоренность, что мы рассмотрим проект решения Съезда о правовой оценке решений высших органов государственной власти СССР и РСФСР об изменении статуса Крыма в 1954 году. Ситуация сегодня такова, что мы не можем откладывать это на неопределенное время. А мы за три дня так ни разу в конце дня к этому вопросу не вернулись. Материалы Комитета по международным делам и внешнеэкономическим связям по данному вопросу распространены. Уточненный проект решения, который предлагает фракция «Россия», размножен, и я прошу дать указание его распространить сейчас на Съезде».[6]

  И только после этого, на этом 18-м заседании стали происходить события, опубликованные в сборнике трудов С.Н. Бабурина как «Выступление на Шестом Съезде народных депутатов Российской федерации 6-21 апреля 1992 г.».[7] И происходило это не 18 апреля, а ранее – 15 числа. По сути, это «выступление» представляет краткую выдержку из диалога с председательствующим на съезде – все это вместе занимало не более полутора страниц в опубликованных С.Н. Бабуриным сборниках работ.

  В своем выступлении омский депутат подводил присутствовавших к мысли, что промедление с крымским вопросом якобы чревато агрессией со стороны Украины. Буквально, по его словам со ссылкой на высказывание в одной украинской газете, «основной задачей» «украинского Черноморского флота» в «недалеком уже будущем» – это «стратегическая десантная операция, только не на далекие и чужие Дарданеллы, а на близкую и родную Кубань».[8] Подобная постановка вопроса вызвала переполох среди депутатов, и председательствующему пришлось заставлять их вернуться на свои места. Однако С.Н. Бабурин на достигнутом не успокоился, и поднял вопрос о «минских Соглашениях», припомнив ст.104 Конституции. Это окончательно взорвало ситуацию, вызвало шум в зале, и обстановка вышла из-под контроля председателя, пытавшегося посадить депутатов на свои места. В результате Бабурин предложил перенести обсуждение на утро и председательствующий Ю.М. Воронин с ним согласился.

  Однако на следующий день 16 апреля рассматривались совершенно иные вопросы. В основном дискуссия свелась к полемике с татарскими депутатами, выступавшими против изъятия слова «Федерация» из названия страны. На вечернем заседании депутат М.Г. Астафьев еще как-то пытался поднять «тот вопрос, который вчера был прерван, – выступление депутата Бабурина по закону 1954 года о Крыме»,[9] но это предложение было фактически проигнорировано.

  Ну, и, наконец, 18 апреля, – день, указанный С.Н. Бабуриным как дата «распространения» своего доклада, в последний час в разделе «разное» предлагалось вновь вернуться к обсуждению этого вопроса. И здесь с инициативой выступил депутат В.В. Аксючиц: «Я предлагаю: оставшиеся полчаса рассмотреть колоссальной важности вопрос о Крыме».[10] Председательствующий, то есть на этот раз В.Ф. Шумейко, предложил дать 30-40 минут на выступление по этому поводу министру иностранных дел А.В. Козыреву с расчетом оставшееся время оставить на вопросы к нему.

  Речь главы МИДа была опубликована в виде отдельного текста за неделю до стенограммы этого дня, которая печаталась с опозданием. Далее, ввиду важности затронутых вопросов для нашего исследования, позволим себе несколько обширных цитат из этого выступления министра. «Да, мы все переживаем за Крым, за крымчан. Нельзя не учитывать особой связи, которая существует между Россией и Крымом, Севастополем».[11] Затем А.В. Козырев сменил тон и высказал мнение главы государства на этот счет: «Президент Борис Николаевич Ельцин в связи с постановкой вопроса о Крыме в той форме, в которой это имело место вчера и позавчера, просил довести до сведения Съезда его оценку: постановка вопроса в этой форме представляется несвоевременной и потенциально дестабилизирующей. Дело в том, что постановка вопроса в такой форме может вызвать новый подъем псевдопатриотических сил на Украине, и в других республиках, привести к эскалации недружественных настроений и напряженности в международных отношениях».[12]

  После выступления министра иностранных дел одним из первых задал свой вопрос В.В. Аксючиц, напомнивший о том, что вопреки ст.104 Конституции «Соглашение о СНГ» подтверждались всего лишь Верховным Советом РФ, а не Съездом народных депутатов, а Алма-Атинская декларация и вовсе никем не была ратифицирована.[13] Из числа задававших вопросы главе МИД наиболее остро высказался московский депутат по Дзержинскому территориальному округу М.Г.Астафьев:

  «Уважаемый Андрей Владимирович, я хочу Вам напомнить резолюцию пятого Съезда народных депутатов, точнее говоря, Обращение к народам Украины, Белоруссии и России. Пятый Съезд в ноябре месяце принял обращение к народам сохранить Союз (это было перед референдумом на Украине) и остаться вместе.

  Это обращение я отвез в Верховный Совет Крыма и там его зачитал от имени нашего Съезда. В этом ясно содержалось наше отношение к будущему референдуму 1 декабря. И тогда же, через несколько дней, будучи в Севастополе, я увидел по телевизору Ваше выступление, которое неоднократно показывало Украинское телевидение, в котором Вы призывали, что Крым должен остаться частью Украины, что это все уже определилось, что границы наши, так сказать, нерушимы в рамках Союза. Вы еще нам тогда обещали как бы Союз, потом заменили его на СНГ и так далее. И тогда меня спрашивали жители Севастополя: кто же нас предал? Я говорю: Съезд выступает за Союз. Видимо, это – позиция министра Козырева. Но сейчас вы вносите новую ноту. Вы говорите нам, что Президент Ельцин тоже против отмены акта 1954 года, и тем самым перекладываете тяжесть на него. Это были Ваши слова.

  Пожалуйста, определитесь в этом. Кто же предает Крым – Вы или Вы вместе с Президентом? (Аплодисменты)».[14] Ответ А.В. Козырева прозвучал следующим образом: «Вам будет легче, если я скажу, что да, мы предали Советский Союз, мы предали Крым и так далее – пожалуйста. Но что от этого изменится? (Шум в зале)».[15] Среди выступивших в прениях позицию Президента в крымском вопросе поддержал, пожалуй, только депутат В.А. Лысенко: «Думаю, что и предложение Бориса Николаевича – не рассматривать здесь проблему Крыма, не обострять ситуацию – очень разумное».[16] Наконец, очередь дошла и до омского депутата С.Н. Бабурина.

  Как ни странно, слово «Крым» даже не прозвучало в его небольшом выступлении, обращенному к Президиуму Съезда. Речь зашла лишь о необходимости трансляции по телевидению заседаний Съезда народных депутатов: «Я просто настойчиво хотел предложить, чтобы важный доклад и ответы на него транслировались по телевидению полностью».[17] При этом из контекста совершенно неясно, о каком именно докладе идет речь – его или Козырева? Но и против этого предложения выступил депутат С.Н. Юшенков: Я считаю, что этот вопрос слишком серьезный и показывать по телевидению вот эту часть заседания было бы нежелательно для того, чтобы сохранить более стабильную обстановку, чем она сейчас есть».[18] На этом заседание Съезда народных депутатов в субботу 18 апреля 1992 г. было завершено, а следующее было назначено на понедельник 20 апреля.

  Но и в этот день тема Крыма не прозвучало, как ожидалось. По поводу того, – давать или нет слово депутату С.Н. Бабурину, было устроено отдельное голосование. Воистину, это был звездный час депутата из Омска, у которого наконец-то представилась возможность зачитать свой подготовленный ранее и «распространенный» доклад уже с трибуны съезда. Однако и на этот раз этого не произошло. В вначале своей речи С.Н. Бабурин подверг критике не только министра иностранных дел А.В. Козырева, но, и, косвенным образом, все правительство – через цитату своей избирательницы. Далее он углубился в более высокие материи, и, даже не затрагивая темы Крыма, поднял вопрос о незаконности не только упразднения СССР, но и Российской империи. Окончил он свою речь под бурные аплодисменты, высказав необходимость проведения Учредительного Собрания, причем не только на территории Российской Федерации, но во всем бывшем Советском Союзе.[19]

  Складывается впечатление, что 20 апреля С.Н. Бабурин сознательно поступил подобным образом, фактически подменив напыщенными общими фразами чтение своего «распространенного» доклада, дабы его текст не попал в прессу. Да и сама избранная им тактика постановки вопроса о Крыме за 5 дней до этого вызвала не только отторжение у присутствующих, но и обоснованную критику со стороны президента. Подобная манера поведения омского депутата по крымскому вопросу 15 апреля с одной стороны наглядно демонстрировала, что формально на словах он за скорейшее разрешение этого вопроса, но бросается в глаза, что при этом сам всячески топил возможность адекватного диалога своими выходками. Вполне возможно, здесь все же повлияло уже упомянутое им же требование Президента РФ Б.Н. Ельцина не поднимать этот вопрос на Съезде. Впрочем, для настоящего исследования мотивы будущего вице-спикера не столь уж важны.

  В конечном итоге, несмотря на возмущение С.Н. Бабурина, из 23 предложенных документов, депутатами были приняты только 2, касающиеся отношений с Содружеством Независимых Государств.[20] На последнем заседании съезда 21 апреля омским депутатом была предпринята еще одна попытка рассмотреть этот вопрос, или хотя бы предоставить слово депутату Л.С. Шиповаловой,[21] но заседание близилось к финалу.

  В заключительном слове Б.Н. Ельцин ни словом не упомянул Крымский полуостров, однако, по контексту его выступления ясно выразил свое отношение попыткам поставить вопрос о его статусе:

  «Надо признаться откровенно. Мы плохо защищаем наших соотечественников. В то же время пытаться решать подобные проблемы с помощью силы, ультиматумов, тем более через вооруженные конфликты с республиками, как кто-то предлагает, – не что иное, как политический авантюризм. Пойти на это – значит заведомо поставить наших сограждан в той или иной республике в положение врагов, спровоцировав против них лавину насилия. Это недопустимо. Ряд депутатов при обсуждении вопросов о Содружестве допустили перехлесты. Негативные отголоски дискуссии придется снимать последующей работой МИДа, Верховного Совета и Правительства.

  Но все-таки худшего не произошло. Благодарю депутатов, что они подошли к этому вопросу по-государственному».[22]

  Таким образом, благодаря экстравагантному поведению С.Н. Бабурина 15 и 20 апреля, оказалась заблокирована попытка дать оценку правовым актам 1954 г. на уровне Съезда народных депутатов. К этому вопросу депутаты снова вернутся, но уже в мае, во время работы IV сессии Верховного Совета РФ, который, как настаивают С.Н. Бабурин и В.В. Аксючиц, согласно тексту упомянутой ими ст.104 Конституции, не имел права отменять законы, изменившие статус Крыма в 1945 г.

  Стоит отметить, что сам С.Н. Бабурин в отношении этого своего доклада употребляет такие выражения, как «представил» и даже «распространил», которые могут ввести в заблуждение неискушенного читателя, слабо знакомого с творчеством осторожного в своих оценках омского юриста и политика. Тем не менее, необходимо помнить, что этот текст не был прочитан им с трибуны VI Съезда в апреле 1992 г., и не стал, таким образом, доступным для широкой аудитории в разгар парламентских баталий по крымскому вопросу.

  Почему же политик так настаивает, что этот доклад, о котором нет никаких сведений в опубликованной в центральной прессе стенограмме, был им «распространен» и «представлен» именно на VI Съезде народных депутатов, с оговоркой, что по этому поводу не было принято никаких решений? Достоверного ответа о том, какие мотивы двигали С.Н. Бабуриным, у нас нет и быть не могут, а значит, на сей счет нам остается только строить догадки. Возможно, здесь играет свою роль так называемый синдром ложной памяти, – например, автору было крайне важно, чтобы в свое время этот доклад все же прозвучал с трибуны.

  В свое время подающий надежды молодой омский депутат, горячий сторонник будущего президента Б.Н. Ельцина и Декларации о государственном суверенитете РСФСР, вполне мог претендовать на кресло спикера российского парламента, но вынужден был уступить его Р.И. Хасбулатову. Разбираемый доклад, «распространенный» и «представленный» на VI Съезде народных депутатов, являлся информационной бомбой, которая могла бы оказать серьезное влияние не только на народных депутатов, но и на самые широкие слои населения. Фактически – озвученный доклад мог послужить толчком к тому, чтобы российскими парламентариями были бы предприняты некие решительные шаги по возвращению полуострова еще в апреле 1992 г., что фактически привело бы к развязыванию войны, которую так не желал Президент РФ Б.Н. Ельцин.

  Однако С.Н. Бабурин наверняка знал и истинную цену своего доклада, где он впервые сформулировал свою концепцию о незаконном характере передачи Крымской области. Именно поэтому в качестве информационной бомбы, которая будет подвергнута самому серьезному рассмотрению, этот текст совершенно не годился, а вот, к примеру, для шантажа Б.Н. Ельцина – гипотетически вполне мог послужить на какое-то время. Впрочем, откуда нам знать – по какой причине будущий вице-спикер так и не запустил в апреле 1992 г. процесс возвращения Крыма в «родную гавань»? В любом случае попытка российских парламентариев добиться возврата полуострова дипломатическим путем неизбежно была бы обречена на провал, поскольку ранее ими был ратифицирован договор между Россией и Украиной от 19 ноября 1990 г., согласно которому стороны обязались в течение 10 лет уважать взаимные границы.

  Как мы с Вами уже рассмотрели, когда на VI Съезде народных депутатов омскому депутату все же было предоставлено слово для «важного доклада» по Крыму, вместо этого в отведенное время С.Н. Бабурин прочитал некую сумбурную речь, в которой не признавал роспуск СССР и призывал к созыву Учредительного собрания. Был ли этот демарш неиспользованным по малодушию историческим шансом, или же здесь мы наблюдаем трезвый политический расчет – пусть каждый решит для себя сам, прочитав данную работу, в которой концепция, разработанная С.Н. Бабуриным, и принесшая последнему определенные баллы в глазах сторонников, будет подвергнута серьезному анализу. И отдельно хотелось бы отметить, что эта работа не предназначена для оценки С.Н. Бабурина в качестве политика. Оставим подобную возможность его бывшим соратникам – Д.О. Рогозину и А.Н. Савельеву, тем более что последний уже публично высказывался по данному поводу. Здесь будет исследоваться исключительно научная концепция в плане законности передачи Крымской области (не рассматривая при этом более сложный вопрос о статусе г. Севастополя), созданная омским юристом и политиком, которая приобрела необычайную популярность среди российских ученых и активно пропагандируется в СМИ.

[1] Минасов Р. «Считаясь с реалиями» //Российская газета. – М., 1992. – № 87(423) 15 апреля. – С. 1.
[2] Бабурин С.Н. «По вопросу о Крыме» (Выступление на Шестом Съезде народных депутатов Российской федерации 6-21 апреля 1992 г.) // Государствоведение: научные труды С.Н. Бабурина; Российский государственный торгово-экономический университет, Центр исследования современных государственно-правовых технологий. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. – С. 107-109.
[3] Там же. С. 109-113.
[4] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №87(423) 15 апреля. – С. 4.
[5] Минасов Р. «Считаясь с реалиями» //Российская газета. – М., 1992. – № 87(423) 15 апреля. – С. 1.
[6] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – № 92(428) 21 апреля. – С. 5-6.
[7] Бабурин С.Н. «По вопросу о Крыме» (Выступление на Шестом Съезде народных депутатов Российской федерации 6-21 апреля 1992 г.) // Государствоведение: научные труды С.Н. Бабурина; Российский государственный торгово-экономический университет, Центр исследования современных государственно-правовых технологий. – М.,: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. – С. 107-109.
[8] Там же, С. 108.
[9] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – № 93(429) 22 апреля. – С. 6.
[10] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – № 96(432) 25 апреля. – С. 6.
[11] Выступление А.В. Козырева //Российская газета. – М., 1992. – №91(427) 20 апреля. – С. 3.
[12] Там же.
[13] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №97(433) 27 апреля. – С. 3.
[14] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №97(433) 27 апреля. – С. 3.
[15] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №97(433) 27 апреля. – С. 3.
[16] Там же.
[17] Там же.
[18] Там же.
[19] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №98(434) 28 апреля. – С. 4-5.
[20] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №98(434) 28 апреля. – С. 6.
[21] VI Съезд народных депутатов Российской Федерации //Российская газета. – М., 1992. – №102(438) 5 мая. – С. 5.
[22] Выступление Б.Н. Ельцина //Российская газета. – М., 1992. – №94(430) 23 апреля. – С. 3.

Комментариев нет:

Отправить комментарий