понедельник, 18 января 2016 г.

Время умирать 59-летним

  На смерть Прибыловского стало быть. Удивительное дело, — мой первый биограф на 17 лет старше меня, и ему было 59. Одним словом, пришло время умирать 59-летним.


  Впрочем, биограф, — это громко сказано. По большому счету, он внес меня в некую выдуманную им «бригаду хакера Хэлла», под которую вывел совершенно комические обоснования, — просто ему хотелось доказать, что это якобы не сетевые хулиганы его троллят, а Злая и Кровавая Гебня повсюду преследует. Ну, и до кучи, этот компроматчик Всея Руси посвятил мне практически всего лишь один пост на Тифаретнике.

  В качестве КДПВ, там был изображен скрин, слитый Шмуклером из подзамков ЖЖ-сообщества fsb_brigada, который мог характеризовать меня как явно неуравновешенного человека. Правда, не указана история того самого заскриненного  комента Шмуклеру. А дело было так. Захожу как-то в ЖЖ, нахожу в ленте очередной истеричный пост Шмуклера, который бросался на всех и забрызгивал слюной окрестности. Ну, там, где-то его послали нахуй что ли на просторах Интернетов, вот он и срывал досаду. Неадекват там в полный рост от него искрился. Залез в коменты поржать над Альошей, пошутил разок-другой, но гордый коренной москвич, внук прокурора, не понял юмора и вцепился в меня всеми конечностями. Я человек спокойный, но и меня после десяти идиотских коментов можно достать. Кто не в курсе, — Шмуклер не в состоянии проигнорировать любую реплику и с упорством базарной бабы отвечает на слово потоком сознания из десяти. Не суть. Надо было бы в ответку заскринить пару его неадекватных коментов, от которых веет как минимум менструальным синдромом. Жаль, что на другой день тот самый его пост снесли.



  Да и вообще, вся представленная Владимиром Прибыловским моя биография не совсем честна и правдива. Сразу же: «Выдает себя за ветерана Чеченской войны (в действительности не воевал, но служил некоторое время в ОМОНе на Северном Кавказе)». То есть мало того, что умаляет мои боевые заслуги, так еще и приписывает честному воронежскому парню службу в мусарне. И это притом, что я свое прошлое ни от кого не скрываю, — мне есть чем гордиться. Служил в погранвойсках, в артиллерии гвардейской Таманской, в Спецназе ГРУ даже, но вот в МВД — никогда ни разу. Когда в том, что я воевал на Кавказе, усомнился журналист Мальгин, друг Прибыловского, то я просто выложил у себя в ЖЖ сканы военного билета со всеми отметками о командировках на Северный Кавказ, — а их за две войны набралось аж три. Не суть.


   Да и потом, что такое «был принят на рабфак… по квоте МВД». По какой такой еще квоте? Где и в каких правилах она была прописана? На Подготовительное отделение МГУ, когда оно еще существовало, поступали по результатам собеседования лица, имеющие определенные льготы. Участники боевых действий, инвалиды, лица уволившиеся после прохождения контрактной службы, — у меня же было за плечами три контракта и три командировки на Северный Кавказ: в 1995-1996, 2000 и 2001 годах. Всего этого было более чем достаточно, чтобы меня допустили к собеседованию по истории и языку. У кого какие сомнения, — спросите у Наумовой Галины Романовны, как в ответ на предложение перечислить фамилии белых генералов, я стал пересказывать их биографии. И это при том, что рядом нынешний замдекана проверял знания у одного юноши, который навскидку не знал таких дат, как начало битвы на Курской дуге. Кстати, этот юноша так и не смог впоследствии поступить на наш истфак, но все равно пошел по историческому профилю в другом ВУЗе. И что самое удивительное, — он до сих пор часто встречается мне в библиотеке, хотя с нашего курса максимум там попадаются полтора человека. Рабфак — это серьезная школа. Даже среди льготников на этом собеседовании был конкурс, - более двух человек, но я его прошел. Ишь, «по квоте МВД», — вообще-то, тогда, в конце 2003 года я, собственно, сбежал из-под следствия, да и после поступления Воронежский УБОП забрасывал деканат телегами в отношении моей скромной персоны.

  Далее. «Состоял в национал-сталинистской группе "Красный блицкриг" Где-где? Вообще-то, никакой такой «группы» не существовало за пределами виртуального мира, хотя впоследствии Собер и пытался на фоне этого брэнда устраивать какие-то движняки. А так, — это было абсолютно цивильное интернет-сообщество московских Шмуклеров, которое читали все кому не лень, в том числе и я.



  Что там еще? «В 2009 году окончил истфак МГУ (с тройкой по профильному сербскому языку, полученной после нескольких пересдач)». Ну, вообще-то, основной язык у меня был французский, и я его с грехом пополам все же вытянул на четверку. Более того, в том же 2009 я поступил в магистратуру РГГУ (в МГУ её еще не было, а на дневную аспирантуру в нашей альма-матер я не проходил из-за сегрегации по возрасту, — почему-то не брали после 35, а мне как раз исполнилось в тот год 36). На вступительных экзаменах по языку в РГГУ условия были жестче, — за час без словаря подготовить перевод текста, пересказ и ответы на вопросы. Поставили 20 баллов по 25-бальной системе, то есть ту же четверку. В результате после пятерки по истории (30 баллов), я даже прошел по конкурсу (четыре или пять человек на место было).


  Ну, а сербский — он не «профильный», а дополнительный. Более того, мне даже делали выгодное предложение, поставить никак не меньше «отлично» по этому самому сербскому. Это было очень выгодное предложение, учитывая тот факт, что мне до красного диплома не хватило буквально двух пятерок, а тут еще и внезапная принципиальная тройка по дополнительному языку. Однако в том и состоит прелесть этой жизни, что не всегда приходится выбирать только выгодные предложения. Впоследствии, когда я готовил канминимум по этногенезу Восточных славян, я пожалел, что остался в свое время на Южных и Западных. Вот только выбора у меня не было, — всякий переход с кафедру на кафедру чреват хвостами и отчислением. Не было у меня такого выбора, — только дышащие в спину опера Воронежского УБОП, денно и нощно мечтавшие о том, чтобы меня отчислили.


    Или вот. В том же тексте ставит мне в укор то, что по словам сокурсников я вместо того, чтобы дружить с сокурсницами, водил к себе "тридцатилетних тёть". Ну дык, извините, мне самому было далеко за тридцать. Ну, а сокурсницы чё, - глазели на меня голодными глазами, было дело, да только зачем мне с такими сопливыми связываться?

  Ну и дальше у Прибыловского сплошной поток сознания. «Казначей». «Смотритель». Модератор. Деньги в этом еще одном сетевом сообществе собирали только один раз, — на лечение Махно. После конфликта этого казахского хакера с его немецким коллегой, поскольку последний высказался против передачи набранной суммы по адресу, и я, по совету Хэлла оправил деньги на благотворительность, — на лечение больным раком детям, о чем и сделал отчет со скриншотами. На самом деле, сумма там была незначительная, — тысячи три что ли. Вот, собственно говоря, и все «казначейство».


  Да и вообще, это жеженное сообщество «бригада Хэлла» — так себе, ни о чем. Клуб почитателей талантов, которые подписались на обновления, дабы быть в курсе свежих взломов хакера Хэлла. Как только Махно попросил меня сделать его смотрителем сообщества, то есть угнать его, Хэлл сам засуспендил эту коммуну своих же фанатов.

   Кстати, Прибыловский настойчиво продвигал в массы идею отожествления между собой двух совершенно разных ЖЖ-сообществ «Бригада ФСБ» и «Бригада Хэлла». И тут моя скромная персона внезапно пригодилась, так как я читал и то и то.
  На самом же деле, это совершенно разные комьюнити. «Бригаду Хэлла» Мулентий Палубков сделал в пику Прибыловскому, исключительно для троллинга жертв взлома от хакера Хэлла в Интернетах пострадавших. Что же касается «Бригада ФСБ», то это фейковое стебное сообщество было создано задолго до того, как Хэлл выставил днявы Мальгина и Прибыловского в уютной, после чего оные потерпевшие и возглавили крестовый поход против «Виртуальной инквизиции». Кажется, давным-давно это сообщество замутил один юзер с комическим ником «Кроваваягебня» (какой-то московский адвокат) со товарищи. Цель сообщества — троллинг либералов в ЖЖ. В основном так развлекался московский офисный планктон, мамкины бригадиры и прочие Шмуклеры. Они же тусовались в таких сообществах, как «Гламур фашизм», «Гламур Джихад» или «Клюквенные закрома Родины». Примерно с такой же целью в свое время создался и «Красный блицкриг», который, в конце концов, захватил Собер, после пиарящий молодежных пропутинских экологов.


  К слову сказать, не смотря на то, что Прибыловский настаивал на моей чуть ли не руководящей роли в «Бригаде Хэлла» и «Бригаде ФСБ», а также на «членстве» в «Красном блицкриге», на самом деле меня более привлекали совершенно другие сообщества, где я чаще тусил. Как правило, это целая плеяда сообществ, созданных такой уникальной личностью, как Серега Баринов. Сам он фанатик Власова, РОА и этсетера. Поэт, актер эпизодических ролей, выпускник кулинарного техникума. Не без дарований молодой человек. Как правило, в его сообществах, среди которых самым известным оказалось «Топор НКВД», поддерживался диспут между красными и белыми, нацистами и политруками. Меня там поначалу держали за националиста, но после того, как я опубликовал фото с книгами Резуна в мусорной корзине, записали в красные. Банили в этом сообществе довольно редко, оно было открытым и вполне демократичным. Сергей Барирнов даже назначал меня смотрителем от «жидокомиссаров», и я какое-то время исполнял обязанности модератора.
Топор НКВД — площадка для специальной олимпиады между шмуклерами и боброёбцами, замаскированная под ЖЖ-сообщество. Напряженность соревнований его нижеперечисленных составных частей описанию современной наукой не поддаётся. Широко известен в узких военно-исторических кругах. Изначально возник в блогах Мейл.ру в виде блога Сереги Баринова и сообщества «НКВД», а затем переместился в жежешечку. Первые две версии коммьюнити (antistalinist и anti_nkvd) были выпилены, в результате чего образовалась нынешняя реинкарнация topor_nkvd.
  На мой взгляд, «Топор НКВД» был более ярким и интересным сообществом, нежели «Бригада Хэлла», которую даже Тарлит очень скоро покинул, обозвав «унылым говном». Ну, а про «Бригаду ФСБ» и говорить не приходиться, — я стал её читать довольно поздно, когда она уже переживала далеко не лучшие дни. Как правило, посты там подзамочные, то есть скрытые от посторонних глаз, а под катом одна серость и убогость. Тексты исключительно в формате «гляньте, что эта либеральная бабка у себя написала». Ну и дальше следовала просьба «набежать» тем, кто еще не забанен в либеральных журнальчиках, дабы насрать в коментах. Вся суть.


  Собственно, по тому же принципу строились супротивные сообщества вроде всех инкарнаций «Антибригады» и «Пучка Гоблинов».

  Были люди (не буду называть имен), которые пытались переформатировать деятельность в нечто более адекватное, но из говна пули не отлить.

  Да и вообще, на мой взгляд, сообщество в живом журнале состоялось только в том случае, если среди его участников был замечен Редшон, получивший недавно титул «Легенда ЖЖ». В этом плане повезло двум созданным лично мною комьюнити, — «Медведев блог» (пародия на «Блог Медведев») и «Джоржия Вар», — пожалуй, самое популярное из посвященных «войне 888».

  Со временем сообщество «Бригада ФСБ по удушению демократии» пришло в упадок, и досталось, кажется Механику_КБ (Красного Блицкрига), — это был какой-то аспирант, на мой взгляд, весьма убогий и примитивный, — никогда не добавлял его во френды. Не помню, состояли на тот момент в нем Сирджонс или Крамник, но Шмуклер уж точно был (выгнали за слив подзамков), а еще пиарился нынешний «однаковец» Рома Носиков.

  После того, как Прибыловский настойчиво стал отожествлять между собою эти два разных сообщества, посвященные совершенно разным «бригадам», Хэлл зачем-то повелся на эту разводку, и, с благословления путинской пиарщицы Марины Юденич, расширявшей свою клиентелу, осуществил рейдерский захват комьюнити «Бригада ФСБ». О своей роли в этом процессе скромно умолчу.


  Местный офисный планктон поначалу сопротивлялся, кого-то даже пришлось «рельсовать», остальные в страхе разбежались или преклонились пред четкостью Хэлла. Окончательно сердца «бригадиров» были покорены после того, как «насадили на рельсу» Адмирала Кутейкина. Ну, а после того, как Хэлл взломал блог самой Валерии Ильиничну Новодворской, он навеки вечные стал кумиром завсегдатаев этого сообщества.

  Ну, а вообще, все эти сетевые войны не стоят даже того, чтобы им и абзац уделять. Так, лекарство от скуки в свободное время. Тех же, кто воспринимал все это всерьез, мне на самом деле жалко. Ну, а те, кто вместо ироничного троллинга искренне переключались на откровенную травлю, — Бог им судья.

  В конце концов, это сообщество «Бригада Хэлла» все больше стало напоминать тоталитарную секту, что не могло нравиться адекватным людям. Началась «охота на ведьм», то есть поиски тех, кто «сливает подзамки». Одним словом, все это начало уже утомлять. После двух Университетов я устроился на работу в контору, в которой ЖЖ было заблокировано, и стал потихоньку отвыкать от этих сетевых холиваров. А тут еще у меня испортились отношения с Мариной Юденич на почве Буданова и Навального, которая, в конце концов, натравила на меня Блятского и даже Хэлла.


  Рельсовать меня у Хэлла не получилось, — ни один мой мыльник он так и не смог взломать (кроме одного, пароль к которому я ему сам давал), и поэтому он просто вылил на меня ушат дерьма. Ну, там, выложил скрин моей переписки с Мариной Юденич, которую она ему предоставила. Ничего криминального. Как-то пожаловался ей, что ко мне приставал один пьяный гомосек, но был послан нахуй. Была организована травля, по результатам которой из бригады меня выгнали без обсуждения (перед Шмуклером целые сутки расшаркивались, пока он сам не ушел). На редкость «демократическое» сообщество, ага.

  К слову сказать, я не разделяю альтернативно одаренную точку зрения о том, что якобы Хэлл не хакер, а так, раскрученная в сети персона, которому ФСБ сливает пароли. Нет, он действительно мастер своего дела. По крайней мере, после того, как я ему назвал два-три мыльника  «десантника» Колюни (ветерана Северного флота), причем на совершенно разных площадках, то он их взломал минут за пять-десять. Можете не верить, но дело обстояло именно так.

  Впрочем, как уже сказано, к тому времени меня эти холивары утомили, посему любовь без радости, разлука без печали. Среди прежнего круга были и адекватные люди, с которыми я не прервал общения и в других социальных сетях, ну, а кто примкнул к стаду баранов, — на тех мне откровенно насрать.

  Впоследствии Хэлл, так и не сумев взломать мой блог (в то времена насчитывавший около полторы тысячи читателей), придумал способ как засуспендить его. Причем самым презираемым им самим способом, — стукачеством. Просто повесил на меня свой взлом ЖЖ убогого «десантника» Колюни (ветерана Северного флота), представив арбузам все необходимые «доказательства». Со стороны это выглядело, как злой хакер Караичев взломал клеветнический журнал, а сам Хэлл, такой белый и пушистый, проходил мимо, и, совершенно случайно, оказался свидетелем. Абьюзы поверили.

  Впрочем, как уже сказано, я к тому времени уже практически слез с этой социоблядской блогерской иглы, и не стал особо жалеть об утрате своего днява в уютной. Хэлл громогласно предрек, что я перейду на Тифартник и очень скоро окажусь среди флюродроссов Прибыловского, или «сынков-студентов», как он их называл, но и тут ошибся. Еще он пророчил, что я очень скоро подпишусь на Навального и пополню стадо его хомячков, но и в этом ошибся.


  Сразу же после моего изгнания из коммуны, превратившейся в тоталитарную секту, ко мне очень скоро обратился Прибыловский, предлагая примкнуть к его крестовому походу против Хэлла. Ответил ему что «это не мой Ад», и на этом наше общение с ним прервалось, — он даже не удалил у себя клеветническую информацию обо мне.

  Так или иначе, но с ЖЖ я тогда завязал полностью, хотя и не без помощи Хэлла. Засуспендили мне сразу несколько журналов, но не все. Поскольку я их забросил, то через пару лет пришло уведомление, что и последние канули в Лету. Аминь.

  Кстати, напоследок, после того, как меня исключили «за утрату доверия» из «Бригады ФСБ», зная о параноидальных настроениях внутри сообщества, я распустил слух, что в свое время, будучи смотрителем, внедрил в комьюнити двоих своих глубоко законспирированных виртуала, а посему и по-прежнему продолжаю читать подзамки сообщества. Ах, какой был вой по этому поводу!


  Самое смешное заключается в том, что после того, как меня исключили из участников этого сообщества и на мое место поставили Блятского, то этот недоумок даже не догадался сделать то, что обязан был сделать в первую же очередь, — поменять мыльник комьюнити. Это азы сетевой безопасности. Это классика, блять, это знать надо!

  То есть представьте, — все два года, пока в «Бригаде ФСБ» рулил этот гималайский тормоз Блятский, там, в качестве официального мыла сообщества, через которое я мог в любой момент его засусендить, был электронный адрес, начинающийся с dima@.

  Долбоёбы, блядь, дебилы, нахуй.

  Ну, а когда через пару лет и Блятского все же выкинули на мороз, то первым делом Химик поменял это мыло на свое рабочее с Химфака МГУ. Меня это позабавило, и я скинул на его адрес (который мне тут же пришел) доказательство того, что с самого начала знал об этом забавном упущении этого чукотского торомоза Блятского, но не стал взламывать сообщество к вящей радости его оппонентов.


  Почему? Да потому, что к тому времени мне уже действительно было глубоко насрать на все эти сетевые холивары. То есть да, может быть, если бы Прибыловский и убрал бы у себя всю клеву на меня, то возможно бы я поддался искушению и взломал бы эту «Бригаду ФСБ», которую Хэлл намертво привязал к себе, добавив бы новую яркую страницу в эту «Войну рельсы и страпона». Если бы да кабы.

***

  Ну и закончить этот текст хотелось бы упоминанием следующего обстоятельства. Как-то в одной социальной сети я поспорил с Прибыловским о перспективах Протеста, и, как показало время, проспорил ему бутылку чилийского. А я, кстати, весьма трепетно отношусь к своим долгам, которые стараюсь всегда возвращать. Более того, я практически никогда ничего никому не обещаю, — все долги в этой или последующих жизнях кармические.

  Так вот, на самом деле неизвестно, когда умер Прибыловский. Тело обнаружили только 13-го января, но до этого он три дня не отвечал на звонки. Где-то за два дня до установления факта смерти, я внезапно вспомнил об этом своем долге, то есть о проспоренной бутылке. Случилось это во время моего посещения местного сельпо, когда в любимом хрустальном отделе мне на глаза попалась маленькая бутылочка чилийского. Вино действительно замечательное, — пробовал как-то. И вот, увидев это самое вино, я вдруг подумал о том, что, наверное, так и не увижу живого Прибыловского, и не верну ему проспоренное

  Дело в том, что покойники, которые остаются среди нас на Земле на сорок суток (те, кто потом попадают в Рай) или же навсегда, не заслужив перехода на следующий уровнь, — они очень падки на алкоголь, поскольку это единственный продукт, от которого они пьянеют. Spiritus vini. Иногда мне даже кажется, что авторы сценария фильма «Живой» читали в свое время работу Эммануэля Ле Руа Ладюри «Монтайю, окситанская деревня (1294—1324)».

  Еще Эдвард Тэйлор в «Первобытной культуре» отмечал у русских такую особенность, как стремление налить усопшим. Вспоминая умершего, на поминках обычно выпивали за его упокоение, произнося вслух «любил выпить покойник». Это как раз тот самый случай, который можно смело применить к Прибыловскому, который всю жизнь страдал от алкоголизма и умер от диабета.


  А посему, если его родня, выбравшая бюджетный способ утилизации тела (старое доброе кремирование, как во всем цивилизованном мире), все же отважится на то, чтобы разориться на место на кладбище (да хоть в Чистополе, где усопший, по слухам, чалился в местом СИЗО вместо армии), то можно посетить и налить. Аминь.

  Всего Вам доброго:


Комментариев нет:

Отправить комментарий