воскресенье, 13 сентября 2015 г.

АТО в московском метро

  Эта ваша "Алла, я в бар" - давно уже не актуальна. Старо, уныло и неэффективно в московской подземке. Мова рулит, - я в этом сам убедился на личном примере. Короче. Ситуация следующая, - захожу, гляжу - свободное место. Ну, не хуя ж себе. Успел даже приземлить свою задницу раньше какой-то упитанной бабенки. Сижу, еду, о высоких материях размышляю. И тут внезапно посреди вагона дедок совсем старый случись. Всем похуй, кстати. Пустое место. Ну, там, кто в таблоид табло уставил, кто в телефончик пальцами тыкает, кто изображает вид крепко спящего человека, а остальным просто похуй. В упор дедка разгладывают с видом Будды просветленного. Тут и я ахуел, короче. Встаю, опираюсь на костыль и громко так на весь вагон (ну, я подумал, что дедок глуховат) как заору на своей зычной слобожанской мове:

- Сидай диду зараз, бо москалы николы не вступлять!

Панно станции Киевская московского метрополитена

  Шо там було! И вширь и врозь. Сразу и мне и дедку тому место образовалось по обе стороны. Не, ну, конечно, не все так одназначно, - воздух они попортили, это да. Может даже у кого и выкидышь случился, - кто их знает. Но просторней вокруг стало, - тут не поспоришь. Если бы не столь чувствительное обоняние, - вообще бы никакого дискомфорта.

  А дедок тот уселся после недолгих уговоров, и через одну станцию начал мне про падение нравов втирать. Причем не про уступчивость, а на какие-то татухи у девахи обратил внимание. Я вежливо кивнул, соглашаясь как бы, и стал изображать вид уставшего и сонного человека, благо справедливость в округе уже была восстановлена.

Панно станции Киевская московского метрополитена

  Или вот как-то, этим летом не вынесла душа поэта, - отпиздил в этом самом московском метрополитене одного пассажира. Чего только не сделаешь ради пропаганды вежливости среди москвичей. Смачно так этой жирной скотине под сральник зарядил. Совсем уже ахуели, бляди. Захожу в вагон,- еле втиснулся, бля. Повис одной конечностью (верхней) за поручни, и костылём к полу в качестве третьей (нижней) конечностью.

  Разумеется, ни одна блядь читающая образованная не пошевелилась, чтобы уступить место. Суки ёбаные. Лан, хуй с ним, едим. И тут, вдруг, - хуяк и остановка в центре самом, где эти ёбаные пассажиры живут походу, - время позднее, все с работы возвращались.

  Шо тут зробылось! Со всего вагона подорвались резко так все эти ёбаные бляди, которые или имитировали крепкий сон, или же читали что-то озабоченно в своих смартфонах, и меня, хромоногого в упор не замечали и место соответственно не уступали. Ну, а мне что делать? Спасибо, что не вынесли нахуй наружу, - так-то кто у входа на центровых станциях выходят обычно, но, бля, мне с костылем не с руки такие резкие переходы совершать. Одним словом, остался на месте, вцепившись одной рукою за поручень. Ну, а вся эта ёбань московская, которая мне место не уступала, стала с шипением мимо меня пролетать. Под мышку мне все норовили нырнуть и проскочить мимо.

Панно станции Киевская московского метрополитена

  И так с пяток москвичей у меня под рукой просочилось. Последний, - самый ахуевший и самый жирный. Крупный такой подсвинок. Прямо как родимое дитятко генерального прокурора. Тоже мозг с копейку, а жир по щекам и бокам трусится.

  Но это полбеды, - эта сука, еле втиснувшись у меня подмышкой, еще и пасть свою поганую раскрыла. Дескать, почему стоим на проходе, а не лежим затоптанный такой внезапно проснувшейся и освободившей место толпою.

  Не, ну я реально ахуел с такой наглости.

- Да я, сука, с костылем тут стою!

  Но он уже не слушал, а несся вперед, показав свой откормленный зад.

  И тут во мне чисто рефлекс сработал. Не выдержал я, и здоровой ногой с размаха по заднице ему вдогонку:

- На, сука, получай!

  Смачно так приложился. Он как раз в черных штанах был, - отпечаток моей пыльной стопы более чем заметен был на его заднице. Так поди до дома с этой отметиной и добрался.

  Кстати, я ожидал, что этот подсвинок откормленный развернется отмщать и сдачи давать, да ошибся в менталитете. Москвичи не могут за поруганную честь постоять. Оказывается, их можно смело бить и унижать в их собственном метро. Жаль, конечно. Если бы он вернулся в вагон, - я бы отбросил костыль и на горле его повис, да задушил бы как собаку бешенную. Однако, обоссался он, сученок. Убег.

  Ну, чо потом? Обернулся, - дедок рядом седенький со мною стоял, - по глазам вижу, что не осуждает меня. Типа, да, только так с такими и поступают. Все правильно сделал, одним словом.

  Об одном жалею, - нужно было его все же за жирную жопу схватить, затащить в вагон и долго-долго топтаться его по морде. Чтоб, прочувствовал, блядина жирная.

Всего Вам доброго:


Комментариев нет:

Отправка комментария