понедельник, 8 сентября 2014 г.

Хамон Ра, или свинина как причина первой мировой войны

Этим летом в новостях мелькнуло, что Государь наш батюшка на Юбилей начала первой мировой войны толкнул в сознание масс такой посыл, что, мол, историкам еще надо разобраться в причинах ее начала. Дескать, не разобравшись с первой, нечего начинать третью. И тут у неблагодарного гражданина отечества своего крамольная мыль должна закрасться, – а где целых сто лет этих самых историков носило? Или вот: если историки все давно уже выяснили и в учебниках написали, то неужели Государь наш надежа батюшка эти самые уроки истории в школе прогуливал?

Не, ну а правда, – а почему все же началась эта первая мировая война, один солдат которой потом развязал следом еще и вторую? Вы знаете, тут даже Лента.Ру, бывшая либеральная, а ныне наша, исконная православная, презентовала грандиозный проект посвященный Юбилею. Все наглядно и доходчиво в медийной форме простолюдинам показали, – кто и где с револьвертом и с бомбою в окрестностях Латинского моста стоял и своими руками вскрыл на раз ящик Пандоры с мировыми войнами. Только вот знаете, – что-то меня, как историка смущает. Не могу отделаться от впечатления, что сие преподносится нам в виде макаронных изделий на витрине ювелирной лавки с поясняющей надписью «Лучшая лапша для Ваших ушей».

А все почему? А потому, что меня как историка с младых ногтей еще в советской школе учили отделять мух от котлет, а объективные причины от субъективных. Проще говоря, есть повод, а есть действительные причины неизбежности войны. И совсем не важно кто там где стоял в Сараево. Не важно, кто там стало быть убил Фердинанда нашего, – слепой студент Гаврила с дамским браунингом или прозорливый антисемит Данила с топором. Поводом для начала войны могло послужить в тот момент все что угодно, а вот глубинные причины к этому созревали за полстолетия до этого.

Итак, это будет небольшой рассказ для самых взросленьких о том, что на самом деле истинной причиной для неизбежного начала первой мировой войны послужила банальная свинина.

Прежде чем начать свою горькую познавательную повесть о том, как от нас скрывают правду либералы, вкуса свинины не ведающие, отмечу выводы предыдущих ораторов.

Недавно мне на глаза попалась статейка некого псевдонима Евгения Политдруга на расово-верном ресурсе Спутник и Погром. Это такое передовое сетевое издание, которое ведет акын «Русской весны» Егор Просвирин. Так вот. У него довольно таки толково все расписано:


Доходчиво, но, пожалуй не все. Нет понимания глубины проблемы. Как историк 80 lvl, имею два с половиной важных и существенных замечания. Почему два с половиной? Что с третьим не так? Ну, одну немаловажную причину (под нумером три у меня) он все же отметил мимоходом. Колонии, да.

Весь XIX век для Европы – это гонка за колониями. И не важно, что зачастую установление контроля над отсталыми территориями было экономически нецелесообразно. Плюс пока делили Африку, Южная Америка уже избавилась от власти бывших метрополий, что как бы намекало, что чем закончится и это предприятие. Если ты не имеешь колоний, – то ты лох и лузер, а не держава с мировым статусом. Все хотели иметь колонии. Даже Италия, которой еще в середине XIX не существовало на глобусе. Даже Германия с теми же вводными. Имеешь своих собственных негров на плантации – о, да, – ты четкий такой белый человек. Правда, мало кто в те времена мог предвидеть, что через сотню лет произойдет так называемый «колониальный откат» и то, что миллионы жителей бывших колоний, изучивших язык своих бывший метрополий, в поисках лучшей доли двинутся в Европу, – арабы во Францию, негры в Британию  и так далее. Но, это случится потом. А пока же все ведущие мировые державы (интересный термин) стремились обзавестись колониями. Ну, про запас. У Ерохиных вон новая мебель, и мы от них отставать не будем, – назло им новый гарнитур приобретем.

Однако, однажды настал тот самый момент, когда все имеющиеся у дикарей земли были наконец поделены. Газеты всего мира с тревогой следили за одним инцидентом посреди пустынной Африки, где сошлись экспедиционные отряды Великобритании и Франции в споре за последний клочок еще не поделенных территорий. Стучал телеграф набатом, – все ожидали худшего. Вот так вот сошлись англичане с французами... и разошлись краями. Добазарились в штабах, короче, посоны. Разрамсили. Не стали из-за лохов на стрелке волынами шмалять. Обошлось. Не началось тогда никакой мировой войны, короче. Почему-то. А из-за какого-то Фердинанда потом на Принцип пошли.

Ну, да, Германия опоздала к дележу колоний и ей достались только крохи с барского стола. Да, создавал Тирпиц флот, который в перспективе мог тягаться с англицким. Обо всем этом Евгений Политдруг написал у себя. Все это верно, да. Но не это главное. Ну, разрулили бы бриты со швабами, – им не впервой.

После прочтения текста Евгения Политдруга у меня, как у историка 80 lvl возникло два вопроса:

1) если по его словам «англичанка» постоянно гадила России (ту же Японию науськивала, а что в Средней Азии творилось...), то почему вдруг Россия в этой войне выступила на ее стороне супротив самых верных своих союзников в Европе, то есть немцев?

2) осталось непонятным что там не поделили меж собой австрийцы и славяне на Балканах, и почему, по его же словам болгары люто возненавидели сербов и даже воевали на стороне турок и германцев?

То есть, все причины всё же заложены были на Балканах, в этом пороховом погребе Европы, – на остальной материковой части белые люди промеж собой уже научились договариваться.

Знаете, если бы кто в начале, да что там, в середине XIX века сказал бы, что очень скоро русские будут воевать за французов и англичан против немцев и австрийцев, то его подняли бы на смех. Ничто не предвещало. Начнем с того, что Англия и Франция враждовали между собой с XIV века, – от Столетней войны до поражения Наполеона. Германии как таковой еще не существовало, и в немецком мире доминировала все же Вена. А объединению немецкого государства и воссозданию Империи до войны с Францией и зеркального зала Версаля предшествовала битва при Садове между германцами и австрийцами. Повторюсь, – союзу Германии и Австрии также ничто не способствовало.  И уж совсем непонятно, почему вдруг Россия стала союзником Англии и Франции, – стран, которые еще недавно бомбили Севастополь, да еще против Австрии и Германии.

Австрийская империя – самый верный и последовательный союзник России во всех русско-турецких войнах XVIII и XIX веков, которая даже во время Крымской войны сохраняла нейтралитет. Что же случилось? Какое новое неизвестное добавилось в наше уравнение? Появление какого игрока спутало все карты?

Как я уже сказал выше, в том, что началась первая мировая война, – виновата свинина. Миром правят экономические причины. Если кто-то Вам начнет объяснять, что та или иная война началась из-за того, что остроконечники не любили тупоконечников, – не верьте им, – Вас разводят. Всему и всегда причина экономическая, – а уж повод подходящий найдется.
Во всем виноваты сербы и их свинина.

Уж поверьте мне, как историку-балканисту, сербисту, югослависту, славяноведу этсетера, – я знаю, о чем идет речь. Начнем с того, что на политической карте Европы задолго до Италии, Германии и Болгарии стало намечаться новое государство – Сербия. Оно появилось не сразу, а только после двух кровопролитных восстаний, в ходе которых население активно вырезалось турками.

Взять, к примеру, первое сербское восстание, по которому я в свое время курсовую писал на нашей славянской кафедре института Ломоносовского. Для начала надо отметить, что Сербия пятьсот лет находилось под турецким игом. Не как Русь под татарским, – триста лет отдавали приезжавшим раз в год баскакам десятину (как и церкви в то время), а как присмотрелись, что тех татар давно нет, а вместо них бакшиш требуют их бывшие вассалы, так и восстали на поле Куликовом. В то же время, когда русская земля на том поле бранном обретала свою независимость, с разницей в несколько лет на Косовском поле Сербия ее потеряла на полтысячи лет. И иго у них было покруче нашего, – помещики турецкие на местах драли в три шкуры. Последнее со двора выносили.

Кроме свинины, – потому что харам.

Ну, а хозяева те турецкие иногда менялись. Приедут янычары на постой, вырежут для порядка старых помещиков, станут новыми на их месте и дополнительными налогами населения обложат. Иногда при этом и супротив власти султанской восстают. Именно в таких условиях и началось первое сербское восстание, когда местные сербские старейшины выступили против очередных путчистов, восставших против местных пашей султанских. Ну, там, появились какие-то новые, не местные янычары, голодные такие, все в долгах, устроили на Калемегдане в Белграде Майдан (турецкое словечко), как водится, старых помещиков вырезали и ввели новые налоги.

Ну, там, не все с этим согласны были. Местные старейшины (кнезы – это к происхождению слова князь, которое всякие дебилы от конунгов пытаются произвести), собрались на сходку. Что обсуждали? Кому быть главным над остальными восставшим. Почему-то о времени и месте ее стало известно османам, и почему-то одному удалось избежать так называемой «сечи кнезов». Темная история.

Этот счастливчик и стал Карагеоргий, или Черный Георгий, основатель первой сербской династии. Почему первой? Потому, что руководитель второго сербского восстания Обренович прежде всего убил Карагеоргия и его голову подарил Султану. С тех пор у сербов было две конкурирующих династии, которые сменяли друг друга у власти в ходе очередных кровавых дворцовых переворотов.

И что удивительно, – всех этих выходцев из сельских кланов рано или поздно признавала русская императорская фамилия. Потому, что славяне. Потому, что братушки. Коробило, конечно, когда оне друг дружку вырезали в очередной раз под корень, но терпели и признавали вновь этих сельских выскочек. Потому, что славяне. Потому, что братушки. Вот Наполеону не простили расстрел во рву герцога Энгиенского, а этим все прощали рано или поздно.

Кто такой был этот первый Карагеоргий? Бывший австрийский наемник, дослужившийся до чинов унтерских и торговец свининой.

Всякий серб, который переплывал через пограничный Дунай, – прародину славян, и продавал на австрийских землях выращенную им свинью, становился богатым человеком.

Рано или поздно Сербия все же воссоздала свою государственность. Не без помощи России, – за ее свободу воевали и Иван Иванович Михельсон, победитель Пугачева, и даже сам Михаил Илларионович, – это только во время первого сербского восстания. А вскоре после обретения своей независимости, первое, что сделала Сербия – это объявила войну России.

Из-за чего? Из-за города Ниша.

– Да отдайте им этот Ниш, – великодушно позволил русский император, не отрываясь от рыбалки. Тот самый, который был уверен, что Европа подождет, ока он, русский император, удит рыбу.

Ниш сербам отдали. Но отняли у болгар.

Что же касается болгар, то они за свою независимость как то не очень восставали. Виллает у них центровой, – Константинополь под боком, – чуть что – вырезали на раз. За несколько сотен лет фактически один раз и восстали с вполне предсказуемым результатом. Кому жаловаться? А Россия под боком. Братушки.

И пошли они по городам и весям российским, рассказывая об ужасах казней болгарских.  Вот когда после первого сербского восстания по заключению Белградского мира турки более сотню тысяч сербов вырезали, – не до того было. Бонапарт анте порте уже собирал свои силы несметные на Немане. А тут возымели действие.

Царь-император не хотел этой войны. Потому, что знал, во что можно встрять. Внутренние это все дела турецкие. И потом, – а ну как увидят помещики русские, что болгарские крестьяне под турецким игом лучше, чем они живут, – в двухэтажных домах с розами в палисаднике, и жены все в золоте. Но, на общественно мнение надавили, и как не откладывали этот поход, а все же русско-турецкая война за освобождение болгар состоялась.

Двести тысяч русских солдат положили за независимость Болгарии. Огромное потери для того времени. Во время наполеоновских войн столько же насчитывала вся русская армия. Как болгары отблагодарили русских? А выгнали их взашей со своих освобожденных территорий, – через два года ни одного гарнизона не осталось.

Ниш. И не только. Национальный праздник у болгар, – день подписания Сан-Стефанского мирного договора, так и не вступившего в силу. Почему? А потому, что по нему болгарам сгоряча эти добрые русские нарезали почти вдвое больше земель, чем территория современной Болгарии. Сербов обидели промеж тем. С тех пор у болгар столица не в Варне, а в захолустной Софии – географического центра тех земель, что по Сан-Стефанскому миру им нарезали.

Немцы, правда, против выступили, и в ходе Берлинского конгресса другие границы начертали, – поменьше. В благодарность за это болгары русских прогнали, а всю свою политику стали ориентировать на блок с немцами (даже монарха избрали себе из немцев) и... с турками.

А прежде чем началась первая мировая война, произошла серия балканских войн, в которых сербы и болгары воевали между собой на потеху всей остальной Европе. Последняя как раз в 1913 году закончилась, так и не разрешив до конца все противоречия.

То есть с болгарами все понятно, – мечта о великой Болгарии от моря до моря.
Но у сербов тоже была своя великосербская мечта, – объединить под своим началом не только часть болгар, но и албанцев, македонцев, хорват и так далее. То есть, достигнуть однажды пределов краткосрочного царства Душана.

И ведь старались же. Правда, там, где простирались их интересы, еще не все себя считали сербами. Например, пречанцы, то есть живущие «преко реке», – на территории Боснии и Герцеговины. Бесхозный край. Еще не австрийский, но уже и не турецкий, – отделила от них новообразованная Сербия своей территорией. Поняли в Константинополе, что не смогут контролировать этот край со столицей в Сараево и... продали го австрийцам.

Что там было... Сербы столько лет положили, через своих просветителей доказывавшие жителям Боснии, что на самом деле они сербы, и вдруг те были переданы Вене. Еще одна национальная обида.

Во что она вылилась? А в таможенную войну между Австрией и Сербией. Перестали австрийцы закупать у них свинину, – а это крах для экономики задунайской страны.
Кто пришел на помощь сербам? Ни за что не догадаетесь, – Франция. В пику германскому миру.
Поставила им холодильное оборудование и открыло свои рынки. Таким образом, стала Сербия во внешней политике ориентироваться на Францию, а вместе с ней и на Великобританию. Даже оружие стали у них закупать, а не в Германии и Австрии.

А Россия? А Россия мыслила иными критериями, чем весь остальной мир. Братушки же. Славяне. Заодно с ними в любой омут прыгнем.

Сербы, кстати, были на порядок прагматичнее, – своих студентов они посылали учиться не в Россию, где бы их с радостью встретили бы, а в Европу. Ну, кроме духовенства. А вот на инженеров и врачей учились во Франции.

Так вот, незаметно для себя маленькая Сербия и втянула великую Россию в противоестественный союз на правах пушечного мяса с извечными своими врагами – Францией и Британией, да еще и против наиболее верных прежних союзников, – немцев и австрийцев. Чем это закончилось, – всем известно. Не в курсе как там насчет десанта на Дарданеллах, который не входил в планы Великобритании, которая не переставала гадить, но как только в Петрограде стало зреть протрезвление и желание заключить сепаратный мир с Германией, – тут-то судьба наивных лохов, то есть представителей трехсотлетней династии, была предрешена. Неделя забастовки (организовывать которые англичане были великие мастера) и всё, – монархия пала, а пришедшее ей на смену правительство первым дело заявило о своем горячем желании и дальше служить пушечным мясом в интересах Великобритании.

Для самой Сербии участие в первой мировой войне окончилось более чем трагично, – 28 % населения погибло, еще 58% мужского осталось инвалидами и едва не вымерло с голода в эвакуации на острове Корфу. Однако, это не послужило уроком. Несмотря на то, что завоевание Югославии не входило в планы Гитлера, – ему достаточно было поддерживать прогерманский режим и торговые отношения, вторжение все же состоялось весной 1941 года из-за нелепого путча настроенных опять-таки проанглийски офицеров. Все это, в конечном счете, обернулось еще одной масштабной трагедией и территориальными потерями, – но это уже тема для отдельного разговора.


Комментариев нет:

Отправить комментарий