понедельник, 17 сентября 2018 г.

ЗНАМЕНИЕ: 7777 дней Большого договора Украины с Россией

  Сегодня Президент Украины Петро Алексеевич Порошенко утвердил решение Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) о прекращении действия так называемого Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной, заключенного 21 год назад. Собственно, действие этого договора, продленного в 2008 году на 10 лет, могло бы автоматически продлиться через пару недель, начиная с 1 октября текущего года, но вот было принято решение не дожидаясь закатать солнце вручную широкого жеста ради. Могли бы и раньше, еще четыре года назад, но МИД Украины выражал свое категоричное мнение на этот счет – действие этого договора, вероломно нарушенного Путиным, дает гипотетический повод решить дело в международном арбитраже.

28 мая 1997 года. Российско-Украинская граница.
  А еще сегодня исполнилось ровно 7779 дней со дня заключения этого резонансного договора. То есть буквально в эти выходные время тихо отсчитало последние 7777 дней со дня его заключения, а утром ближайшего рабочего дня Президент Украины отменил его действие.

Прощальным костром догорает… и похуй.

  Вся моя жизнь будто кровно связана с договорами между Россией и Украиной. Не помню, что я делал в день заключения первого международного договора еще между РСФСР и Украинской СССР 19 ноября 1990 года. Работал скорее всего днем на своем фрезерном станке в инструментальном цеху филиала Запорожского автозавода. А ровно через 10 лет, 19 ноября 2000 года в Кучалойском лесу мы отмечали День артиллерии. Хорошо так отмечали. Дня три. Вплоть до Юбилея ратификации этого договора Верховным Советом РСФСР.

 

  Где я был 31 мая 1997 года, когда Борис Николаевич Ельцин в Киеве от лица Верховного Совета РСФСР заключал Большой договор с Украиной? Пил самогон с украинскими прикардонниками на российской-украинской границе, находясь в служебной командировке в составе 106 погранотряда особого назначения Западной группы Федеральной пограничной службы.


  Как сейчас помню, Фёдорыч (наш взводный) как-то построил нас вечером (пограничный развод и начало пограничных суток относится к 20:00). Дыша перегаром на наши стройные ряды, он объявил о своем волевом решении передать определенное количество сахара, выданное на наш пост соседке, дабы она нагнала самогону. Грозно так спросил – не возражает ли кто против? Таковых не нашлось. Дело святое – близилось 28 мая 1997 года.


  Приблизительно в это время и прилетел Борис Николаевич подписывать договор с украинцами. Мы, кстати, с прикордонниками раньше него установили дружеские, и я бы сказал взаимовыгодные отношения. У них теперь совершенно в другой день отмечают День пограничника, но и 28 мая они по старой памяти чтут. Начальник их заставы под это дело выкупил поросенка в ближайшем колхозе и вывез всех своих в лес на целый день, чтобы не пугали мирное население. А контрабандисты (толкали соль и уголь в обход блок-постов) потом еще долго удивлялись – почему в этот день ни российских пограничников ни украинских прикордонников не оказалось на службе.


  Вот. Когда встал вопрос – кому же дежурить в этой святой для всех пограничников день, Фёдорыч  не долго думая решил наказать таким образом меня. Да оно и понятно – опустить земляка в говно в такой светлый день – все равно, что на родине побывать (Фёдорыч тоже из Острогожска). Так что на всех фото в этот день я со штык-ножом на поясе. Впрочем, я унывать не стал, а услышав вердикт нашего взводного, старого старшего прапорщика (… эх, фамилию забыл) тут же при всех торжественно пообещал, что обязательно назло Фёдорычу напьюсь в говнину несмотря на наряд. Я вообще редко когда что обещаю, но раз уж даю слово, то держу его. Вот и в тот раз. Пацан сказал – пацан сделал. Не успеет Фёдорыч, который следил за мною как за ясным солнышком, отвернуться, – а мне уже раз, и протягивают до краев налитый стакан с самогоном. Пас меня Фёдорыч, пас, а все равно нажрался я ради светлого праздничка – спасибо боевым товарищам – не оставили в беде.

  Вот. Не только этим, конечно же, тот день (28 мая 1997) запомнился. И не только салютом из неучтенных трассеров и тем, как Фёдорыч наяривал на гармошке с местным казачьим атаманом. По телевизору вроде все про Борю, да про мирный договор. А мы пьем – святое дело – самый апогей 90-х на дворе. То за здравие погранвойск, то Окуджаву поминаем – всегда есть повод.

  А еще помнится по украинскому телевиденью (а другое там не ловило) крутили в те дни боевик про Рэмбо в Афганистане. С характерным переводом. Мол, гарный хлопец Рэмбо воюе з москалями за свою Краину. Как хочешь, так и понимай. Весело было. Чистый воздух, село, свежий самогон, конопля в каждом огороде и оторванные грудастые местные девки (местных блядей называли «сороками» почему-то). Это были святые 90-е, мы выживали как могли.
 
Всего Вам доброго:
 



Комментариев нет:

Отправить комментарий