понедельник, 24 сентября 2018 г.

Конвой: Туннель

 
 
  Они долго шли по длинному туннелю. Пользуясь случаем, конвой не упускал ни одной возможности лишний раз пнуть прикладом, или еще как нибудь оторваться на ненавистном им заключенном. Наконец, уперлись в тупик – глухую стену. После некоторой паузы, она отошла в сторону и в глаза ударил яркий свет. И почти сразу чем-то омерзительно запахло.

– Будь как дома, ты здесь надолго, – и в спину ударил ободряющий приклад.

  Когда зрение восстановилось полностью, огляделся – двери за спиной уже не было, – на ее месте вновь выросла глухая стена. Помещение, куда привели, представляло из себя большой круглый зал, в котором под 12 арками находились 10 распахнутых дверей, и только под двумя арками вход был надежно перекрыт гранитной стеною.

– Ну, и что теперь дальше?

  Вопрос оказался риторический, так как обращаться было не кому. Архангелы куда-то исчезли, но каким-то шестым чувством ощущал их присутствие рядом, и их клокочущую ненависть. Делать было нечего, скорее всего теперь находился в центре некого лабиринта и оставалось только изучить окрестности.

  Сначала решил пройти в первую же попавшуюся распахнутую дверь. За ней виделись огни ночного города, покрытого стеклянным колпаком и белый олимпийский мишка, парящий над стадионом с надписями: "Добро пожаловать!", "Салехард-2014" и "Слава строителям коммунизма!" Слышался разноголосый гул прохожих, спешащих на какой-то хоккейный матч, и с жаром обсуждающих шансы "нашей сборной". Из этой двери чувствовался свежий бодрящий ветерок. Поправив vatnik, решил начать свою экскурсию с осмотра того, что скрывалось за той дверью.

  Увы, ждало разочарование. При попытке войти в эту дверь, натолкнулся на невидимую стену. Она была даже не стеклянная, а полностью невидимая. При этом она пропускала дыхание ветра и все доносившиеся оттуда звуки. Тем не менее, пройти внутрь было практически невозможно, – какое-то невидимое препятствие преграждало путь и не давало продвинуться вперед ни на миллиметр. Внезапно, заметил, что кто-то из той двери идет по направлению к нему и отошел в сторону. Это были два рабочих в синих комбинезонах, обсуждающих на ходу, где бы им закусить, – в "Горпироге" или в "Холводосе". Они прошли мимо, ничуть не встречая сопротивления со стороны невидимой преграды и проследовали в дверь напротив.

– Да я тебе говорю, порвут наши югославов, – доказывал один другому.

– Э, мужики! – окликнул было на языке, который оказывается откуда-то знал, но так и остался остался не услышан.

  Из открытой двери, в которую они проследовали, вышла молодая парочка, обсуждающая, где им провести медовый месяц, – на Кубе или на горных курортах Аляски. Молодой человек все поторапливал свою спутницу на предмет того, что "опять из-за тебя опаздываем на матч века". Они вплотную приблизились к открытой двери, которая почему-то не пускала нашего заключенного, и без всяких препятствий прошли.

  Странно. Решил было, что наконец-то дверь заработала и ринулся было внутрь, но опять с разбегу ударился о невидимые двери. Проход так и оставался закрыт для него, хотя оттуда проходили выходить и выходить люди, которые в упор никого не замечали и даже не слышали в этой комнате. Тогда решил попытать счастья на противоположной двери, через которую так же беспрепятственно проходил туда-сюда народ. Увы и ах. Та же история, – открытая дверь по-прежнему преграждала дорогу, при этом не мешая проходу остальных людей.

  Очень странно. В этом зале было 10 открытых дверей, и две из них его не пускали.

  Из соседней двери, куда еще не пробовал зайти, доносилась монотонная речь некого лектора, читающего в ярко освященной аудитории что-то про крестовые походы. За окнами, в центре площади был виден большой шар, на котором виднелась надпись "...арии всех стран соед...". Почему-то вдруг захотелось зайти, извиниться за опоздание перед седым профессором в бородке и занять место "на Камчатке". Подошел к распахнутой двери и осторожно протянул вперед руку. И опять она наткнулась на что-то непреодолимое.

– Кто нибудь все же закроет дверь? – наконец спросил у аудитории дедушка своим скрипучим голосом.

  С первого ряда поднялось несколько человек, но проворнее остальных оказался белобрысый паренек, чье лицо вдруг показалось знакомым, который вытянулся на половину оттуда, куда так и не пустила невидимая преграда и захлопнул дверь перед самым носом. Все. Закрыта. Попробовал потянуть на себя, – безнадежно.

– Чо за ботва? Вы куда меня, суки, привели? – обратился к появившимся неподалеку Архангелам, с занятным видом обсуждающим отличие калибра 5.45 от 7.62, и не обращающих никакого внимания на вопрос конвойного.

  3 из 10 дверей не работало. Оставалось еще 7. Увы и ах, – все они так же не работали и не пускали. Оттуда выходили и заходили люди, и, не замечая и не слыша никого здесь, шли мимо и безо всякого труда скрывались в противоположных дверях, а иногда и возвращались в обратном направлении. Иногда одни, а иногда парами и даже группами, переговариваясь на ходу о чем-то о своем:

– Ты когда на вахту?

– Вот, зацени, что мне теща подарила, задобрил ее, змею подколодную.

– Какой у тебя стаж? До пенсии много осталось?

– Ты глянь, на гарантии, новый считай, а не пашет.

– А мне батя новую точилу подогнал, сёдне будем шмар выгуливать за городом, обмывать, как полагается.

– Ну и как тебе Таиланд, понравилось?

– Осторожнее несите, бока не поцарапайте!

– Командировочные уже перечислили?

– Всё, можешь выкидывать, – начиная с завтрашнего дня, у кого нет восьмого айфона, – тот лох с пейджером.

  Так продолжалось долго. Практически вечность. Народ свободно переходил из двери в дверь, проносил какие-то предметы в свежей упаковке, или наоборот, выносил явно поюзанную технику вместе с мусором.

– Зато 7,62 рельсу прошибает.

– А ты сам это видел? Вот 5,45 – тема – в руку войдет, из жопы выскочит и весь ливер на себя намотает.

– А я говорю муде, – даже стены в один кирпич с первого выстрела не пробивает, а в лесу так вообще по зеленке толку мало, – рекошетит от каждой ветки.

  Архангелы стояли посреди этого зала, и не обращали никакого внимания ни на конвоируемого, ни на проходящих мимо людей.

– Слышь, – эй, Вы там, – как отсюда выйти?

  Ноль внимания. А народ шел туда-обратно через широко распахнутые двери, ни одна из которых его не впускала. 12 дверных проемом под мраморными арками. И только 10 распахнутых дверей с невидимой преградой. Две оставшиеся арки находили напротив друг друга и были наглухо закрыты гранитной стеной. Через один из этих дверных проемов недавно вошел внутрь этого странного зала, прежде чем за ним задвинулась стена, отрезав путь назад. Осталось только одна даже не дверь, а глухая стена из сплошной гранитной плиты напротив, под такой же мраморной аркой.

  Подошел. Пощупал. Твердая. Сквозь нее не пройдешь. Постучал и прижался к ней ухом. За ней явно скрывалась пустота. Что бы это могло быть? Очередная странная комната или новый коридор? Так или иначе, но скорее всего, если и был для него выход из этого зала, то наверное только сквозь эту гранитную стену.

  Внезапно, идущие мимо люди исчезли, а весь зал погрузился в полумрак. 10 дверей так и остались открыты, но что-то подсказывало, что ломиться в них по-прежнему бесполезно. Изменилось и поведение Архангелов. Они подошли к заветной арке вокруг гранитной стены, и застыли как часовые с обеих сторон. У одного из них был АК-47, а другого АК-74.

– Ага, бля. Вот значится как.

  Подошел к гранитной стене под аркой еще раз.

– Сим-сим, откройся!

  Тишина. Только слабый шум из распахнутых 10 дверей.

– Слышь, начальник, открывай свою калитку, – догнал я куда идти.

  Однако, Архангелы хранили глухое молчание, застыв как кремлевские курсанты у мавзолея Ленина.

  Внезапно, стало еще темнее, а внутри зала в луче прожектора в воздухе повисла кувалда.

– Блять, да что же все не как у людей-то?

  Дотронулся до висящей в воздухе кувалды. Невесомая. Взялся обеими руками, и тут у неё появился вес, и из-за силы притяжения чуть не упала на ногу.

– Мать Вашу, предупреждать надо было.

  Поплевал на руки, взял ее и подошел к гранитной плите, преграждающей выход из этой очень уж странной комнаты.

– Что, суки, встали? А ну подвинулись на, а то зашибу ненароком!

  Раздался первый глухой удар, которому вторило эхо. Там, за этой каменной преградой, явно было пусто пространство. Что бы это ни было, но, скорее всего, это и был тот самый заветный единственный выход из этого для него помещения.
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий