понедельник, 27 августа 2018 г.

Лирическое

   Поговорим с Вами о лирике. Почему бы нет? Совершенно случайно сегодня узнал о двух стихотворениях довольно известных поэтов, о которых мне раньше не было ничего известно.

Картинка для привлечения внимания. Фото: ИТАР-ТАСС.
  Все-таки поэзия - это особый дар. Не каждому дано складывать в узор речь, да так, что бы каждое слово оказалось на своем месте, как будто для этой строчки и предназначено. Вот мы, сирые любители, максимум можем выдать нечто вроде этого:
У Хуйла была собака,
Он её любил.
Ей под хвост кидал он палку
И на клык валил.

  Вот. А сегодня внезапно выяснил для себя, что оказывается у Владимира Семеновича Высоцкого первое стихотворение было не "Татуировка", а "Клятва", которую он сочинил еще в восьмом классе, под впечатлением от внезапной смерти Сталина:

Клятва

Опоясана трауром лент,
Погрузилась в молчанье Москва,
Глубока её скорбь о вожде,
Сердце болью сжимает тоска.

Я иду средь потока людей,
Горе сердце сковало моё,
Я иду, чтоб взглянуть поскорей
На вождя дорогого чело...

Жжёт глаза мои страшный огонь,
И не верю я чёрной беде,
Давит грудь несмолкаемый стон,
Плачет сердце о мудром вожде.

Разливается траурный марш,
Стонут скрипки и стонут сердца,
Я у гроба клянусь не забыть
Дорогого вождя и отца.

Я клянусь: буду в ногу идти
С дружной, крепкой и братской семьёй,
Буду светлое знамя нести,
Что вручил ты нам, Сталин родной.

В эти скорбно-тяжёлые дни
Поклянусь у могилы твоей
Не щадить молодых своих сил
Для великой Отчизны моей.

Имя Сталин в веках будет жить,
Будет реять оно над землёй,
Имя Сталин нам будет светить
Вечным солнцем и вечной звездой.


   Мда. И это будущий автор "Баньки по-белому". Или вот. Узнал сегодня об одном позднем стихотворении, которое приписывают позднему творчеству знаменитого на весь свет бандита и отпетого уголовника Иосифа Джагуашвили.

Послушники

Поговорим о вечности с тобою: 
Конечно, я во многом виноват! 
Но кто-то правил и моей судьбою, 
Я ощущал тот вездесущий взгляд.

Он не давал ни сна мне, ни покоя, 
Он жил во мне и правил свыше мной. 
И я, как раб вселенного настроя, 
Железной волей управлял страной.

Кем был мой тайный, высший повелитель? 
Чего хотел он, управляя мной? 
Я словно раб, судья и исполнитель — 
Был всем над этой нищею страной.

И было все тогда непостижимо: 
Откуда брались силы, воля, власть. 
Моя душа, как колесо машины, 
Переминала миллионов страсть.

И лишь потом, весною, в 45-м, 
Он прошептал мне тихо на ушко: 
«Ты был моим послушником, солдатом 
И твой покой уже недалеко!»


  Кстати, у самого В.С. Высоцкого есть нечто похожее. Одно из моих любимых:

Я спокоен, — Он мне всё поведал.
«Не таись», — велел, — и я скажу:
Кто меня обидел или предал, —
Покарает Тот, кому служу.

Не знаю, как, — ножом ли под ребро,
Или сгорит их дом и всё добро,
Или сместят, сомнут, лишат свободы...
Когда — опять не знаю, — через годы

Или теперь, а может быть — уже:
Судьбу не обойти на вираже

И на кривой на вашей не объехать,
Напропалую тоже не протечь...
А я? Я — что! Спокоен я, по мне — хоть
Побей вас камни, град или картечь. 


  Всего Вам доброго:




Комментариев нет:

Отправить комментарий