воскресенье, 6 мая 2018 г.

Мой Карл Маркс

  Вчера всё прогрессивное человечество жарило шашлыки и употребляло во внутрь горячительные напитки в память об одном пророке, как он себя считал, который в свое время без преувеличения изменил ход истории. Отношение к нему во многом противоречивое. В бывших союзных республиках Советского Союза преобладает ненависть или полное безразличие, - представители этих стран как примеряют на себя плоды своего учения, и не считают, что оно пошло на благо. Хотя, если уж быть честным, то СССР, созданный на обломках былой Российской Империи, к учению Карла Маркса имел мало отношения. Его идеи привлекали русских социалистов, но увы, последние скорее выдавали желаемое за возможное. Как не выспрашивала пламенная революционерка Вера Засулич у гуру коммунизма о возможности построения предсказанного им строя в России, ответ был неизменно отрицательный. И уж тем более Карл отвергал возможность построения коммунизма в отдельно взятой стране в условиях капиталистического окружения. Возникновение советского государства - результат благоприятного стечения ряда обстоятельств, и стоит только удивляться, что оно просуществовало столь долго. Впрочем, социальный строй, который имел место несколько десятков лет, вряд ли можно было назвать "коммунизмом" - это так и осталось недостижимым идеалом. Это был скорее по определению Ленина "государственный капитализм", хотя во многом и социально ориентированный. Одним словом, ставить в вину Марксу ГУЛАГ -  как минимум наивно. К 30-м годам к власти пришли прагматики, которые уничтожили последних вменяемых толкователей учения Маркса, дабы они не мешали им своим видением вопроса строить хотя бы что-то на обломках былой Российской империи. Одним словом, не стоит удивляться, что Карл Маркс во многом остался недопонятым потомками.

  Моё же знакомство с его трудами началось еще в далеком детстве. В районной детской библиотеке, где по мерцанием искусственного освещения я оставил зрение и лучшие годы своей жизни, у входа, на самой верхней полке справа стоял томик "Капитала". Разумеется, я любопытства ради брал и листал его, но мало что мог понять. Второе обращение состоялось в деревне Мастюгино Воронежской области, известное каждому археологу. У моего дяди, председателя колхоза, героя Целины и делегата двух партийных съездов, сарай был полностью забит всякой рода макулатурой, в основном атеистического и коммунистического содержания, которую массовыми тиражами издавали при Хрущеве и навязывали по городам и весям. Как правило, её использовали в качестве туалетной бумаги и для растопки печей. Библиотека в этой местности была скудной, каникулы долгими, и посему я коротал свою ссылку, читая то, что оставалось.

  Как правило, это были сочинения всякого рода социалистов-утопистов, а главное - комментарии к ним, которые позволяли трактовать их труды в качестве предшественников неизбежного появления мессии-Маркса. Их изучение пригодилось мне однажды, во время сдачи зачета по философии. Для "автомата" необходимо было написать некое эссе по заданной теме, и я изобразил нечто под заголовком "Национал-социалистические идеи Томмазо Кампанеллы в произведении Город Солнца". Там я попытался доказать, что Команелла со своими идеями был скорее предшественником Гитлера, нежели Маркса. По словам наших девочек, когда спросили у О.Н., - заслуживает ли Караичев "автомата", она откинулась назад, закрыла глаза и прошептала "О, да!" Для сведения - как правило нерадивые студенты сдавали ей этот зачет и с 14-го и с 26-го раза.

  Что же касается самого учения Маркса, то, по моему наблюдению, запуск коммунистического проекта совпал с так называемой "весной народов", то есть фактически и с запуском националистического проекта. Да, именно в преддверии весны 1848 года появился на свет "Манифест Коммунистической партии" - символ веры истинных коммунистов. Одновременно же происходило тестирование среди народных масс на континенте националистических идей. Немцы, чехи, словенцы, сербы, хорваты и венгры внезапно осознавали себя уникальными нациями, имеющими право на существование в виде унитарного государства. Изобретались национальные костюмы, мифологизировалась история и разрабатывались прочие атрибуты национального самоопределения. Всё это дало свои всходы в XX  веке, когда на континенте были сметены остатки былых империй, составлявших конкуренцию Великобритании.

  И если у каждого народа были свои многочисленные отцы-основатели местного национализма,  то у всех поклонников коммунистических идей в качестве идейного гуру, который был первым и повлек за собою остальных, можно с уверенностью назвать прежде всего Карла Маркса. Именно поэтому он навсегда останется в человеческой памяти в качестве обособленной исторической фигуры, к идеям которого неизменно будут обращаться потомки.

Всего Вам доброго:


Комментариев нет:

Отправить комментарий