среда, 3 июня 2015 г.

В Воронежской области выборы в облдуму

  Пока Центризберком отливает медаль "За оборону Калуги", в куда менее резонансных регионах тихой сапой объявляются выборы в региональные парламенты. Взять тот же Воронеж, город Боевой Славы, так и не ставший в свое время Городом-Героем. А зря. Статус города боевой славы приравнивает его к одному чеченскому селению, при обороне которого за полгода одна бригада потеряла с пяток танков. И это при том, что Воронеж по праву считался вторым Сталинградом, — враг захватил только правобережье, но Левый берег так и не был сдан, и в заводских корпусах авиазавода под артобстрелами продолжали изготовлять самолеты для фронта.

Воронежская областная дума


    Однако, я увлекся. В отличие от Калуги, у нас здесь, в Воронежской области, проблем не предвидится. Взять, к примеру, Николая Ивановича Гапоненко, вне всяческого сомнения моего любимого кандидата. 
Николай Иванович Гапоненко
Николай Иванович Гапоненко
  С 2000 года он прочно сидит в кресле депутата областной думы, и не собирается изменять своему поприщу. Авторитет его среди избирателей не подлежит сомнению, — шутка ли, — в прошлые выборы за него проголосовало 70% избирателей 23-го избирательного округа по области. Правда, не все с этим согласились, — особенно коммунисты, которые устроили еще в 2010 году свою местную Болотную, — вышли на улицы Острогожска с красными флагами и развернутыми транспарантами. Покричали в мегафоны, да и разошлись.

  Стоит ли удивляться, что через полтора года на следующих выборах, то есть парламентских 2011 года у нас, в Воронежской области проголосовало 129% избирателей, а в соседней Ростовской и вовсе 146%!

Галстук Николая Ивановича Гапоненко

  И вот грядут новые выборы. И Николай Иваныч опять, — не удивляйтесь, я бы даже сказал, снова, горит желанием приземлиться в четвертый раз в депутатское кресло в областной Думе. 

Гапоненко и Хорошилов
Николай Иванович Гапоненко унд Сергей Иванович Хорошилов
   Однако, был ли наш депутат столь нравственным человеком, чтобы за него в единодушном порыве проголосовали аж 70% избирателей, когда он в 2010 году шел на третий срок? Вы знаете, я — гуманитарий, и в аграриях плохо разбираюсь. Все эти 15 лет в кресле депутата облдумы Николай Иванович то возглавлял аграрный комитет, то был замом там же. И какие успехи в аграрном секторе Острогожского района с 2000 по 2015 годы? Ну, колхозы все разорены, а самым крупным землевладельцев в округе внезапно стал… угадайте кто? Кончено же, наш глубокоуважаемый Николай Иванович! Вот уж повезло человеку. Ну, там по списку, — сушильный, консервный, завод разорились, маслосырзавод тоже пошел по миру. Ах да, — от знаменитого на всю область ликероводочного не осталось и фундамента. Еще 15 лет назад Острогожск был одним из крупнейших агропромышленных городов области, а теперь по слухам на грани банкротства даже хлебозавод. Одним словом, за все эти годы многие в районе лишились работы, и теперь перебивается вахтами и шабашками, испытывая к глубокоуважаемому Николаю Ивановичу самые теплые и нежные чувства.

Николай Иванович Гапоненко

  Про то, как в районе (да и в области, и не только у нас) вырезали всех свиней в личном хозяйстве, за счет спасались от голода еще в 90-е, да и вообще позволяли худо-бедно прожить — и говорить не приходится. Люди в районе за вилы брались, когда за их поросятами приходили  ветеринары с милицией. Якобы в рамках борьбы с эпидемией, но мы же с Вами понимаем, что на самом деле у кое-кого наверху появился свой свиной бизнес.

  Рассуждая метафизически и абстрактно, — Вы что же, всерьез верите, что после этого свиноцида и свинохоста в районе изберут еще раз человека, причастного к аграрной политике в области?

Николай Иванович Гапоненко

  Николай Иванович, — последний из могикан. Последний из несменяемых в районе. Иных уж нет, а те далече. Ушел предыдущий глава районной администрации, просидевший в своем кресле боле 15 лет, и про которого в свое время его дочь-студентка на первой странице центральной газеты «Аргументы и Фактов» так и писала: «мой папа – вор». Поговаривают, что под конец его блистательной карьеры к нему приезжал СОБР из Воронежа, и нашел картины местного уроженца Крамского и его товарищей-передвижников, — кажется Поленова, Шишкина, Айвазовского и Репина, которые почему-то висели не в местном краеведческом музее, а у него дома. Всё как в том фильме: «Городок – пять ментов, а в местной галерее…»

  Кто там у нас следующий? Бывший бессменный глава РОВД. Помню, каким тощим он приехал к нам в район. За ним тянулась темная история изгнания его из хлебосольного северного города. Ну, там, отдыхало руководство местного РОВД в лесу. Дичь какую-то жарили, а тут лесник. Ну, послали его куда подальше. Помогли с работой, — то есть прогнали. А он не угомонился. Стал правды искать. И добился её через эфир программы «Человек и Закон».

  Вот и приехал он к нам бледный и запуганный. Я еще в начале «нулевых» его дверь ногою открывал, когда за Алексея Ивановича подписывался (тогда за какую-то мелкую хулиганку и бытовуху с сожительницею).

  Но со временем он тут забурел и раздобрел. Перспектив на верх у него особо не было никаких, зато здесь он стал местным Царем и Богом. Все бы ничего, да вот седина в бороду, а бес в ребро. Под старости лет он, пользуясь служебным положением, завел себе гарем. Натуральный. И не абы кого себе подобрал. Молодых лейтенанток по 22-23 года. Кровь с молоком, кожа белая. С опытом, — еще во время учебы их в милицейском училище совмещали занятия дневные с работою ночною, начальству угодною. Днем — курсантки МВД из дурных деревень набранные, сироты бесперспективные, а ночью, — ночные бабочки. Но кто же виноват?

  Вот этих многоопытных выпускниц и стал себе коллекционировать бывший глава РОВД. Ну там, бани-будуары, — всё как у людей. А происходило это, надо заметить, не в безвоздушном пространстве, а в атмосфере всеобщей зависти к чужим эротическим похождениям и к стремительному карьерному росту каких-то левых не местных потаскух. На этом и погорел.

  Кто следующий? Ну, бывшего межрайпрокурора стоит вспомнить. Того самого, который нажал на кнопку тревожного вызова во время моей с ним беседы. Я человек добрый, но злопамятный.

  Короче, весь прежний состав прокуратуры, кроме одного-двух человек от  силы, попросили со временем. Нынешние-то меня и не знают вовсе. Зайдешь, бывало, — а какой-то помощник и встать ленится. Забыли, перед кем их предшественники трепетали, когда я еще простым абитуриентом был.

  Один глубокоуважаемый Николай Иванович остался. Последний из несменяемых могикан. И что самое смешное, — некоторые (и прежде всего он сам), свято верят в его  следующий срок. Ну, там, мол «у него рука». Бггг))). Знаете, тут в Центре, не буду говорить кто, уже в открытую говорит, что «гордеевские совсем уже края потеряли». Но, на этом и прервемся. Просто посчитайте, сколько Путин за последние полгода прогнал региональных глав администраций, и задумайтесь над этим фактом.


  Самое смешное, что сам глубокоуважаемый Николай Иванович уже почти год твердит на каждом углу и при всяком удобном случае, что ему, местному яблочному королю,  вот-вот в порядке замещения и борьбе с санкциями дадут много-много бабла на расширение бизнеса. Дескать, это Европа перекрыла нам поставки стратегических яблок, а не мы сами от польских отказались. И теперь мол, начальство наверху спит и видит, как бы меня снова избрать и дать из бюджета для поднятия семейного бизнеса, то есть в карман. Я не видел ни одного человека, который был бы так счастлив от введения санкций. Вот только одно но, — от польских яблок мы сами отказались.
Как отметил депутат, большие надежды аграрии возлагают на программу дотирования строительства фруктохранилищ из средств федерального бюджета.
 - В настоящее время собирается информация по регионам и мы надеемся, что планы будут реализованы. Это необходимо, для импортозамещения, что является важным фактором развития сельского хозяйства в нашей стране, - отметил Николай Гапоненко. (С) 
www.vrnoblduma.ru 
  Прервемся на минуту. Получить в свой карман напрямую средства из бюджета на расширение своего личного бизнеса. Гм. И это при том, что, мягко говоря, в стране сейчас не самая лучшая ситуация, и, особенно, в социальной сфере. Тут вот Рамзан Ахмадович, мир его дому, ревет как голодный пес в конце Рождественского Поста, и все из-за того, что его вдруг стали кормить не миллиардами, а какими-то орденами. И вдруг где-то там в колхозе кто-то наивно полагает, что «импортозамещение» супротив «санкций» пойдет по пути расширения чьего-то личного бизнеса. Только вот на практике вместо польских яблок мы покупаем их в Сербии, Венгрии и Греции, то есть у стран, по которым в перспективе пройдет «Южный поток». Угадайте почему.


  Однако, оставим фантазии местного престарелого (ему же пошел 60-й года) землевладельца, и поговорим с Вами о самом грустном. Увы и ах, скорее всего, на этих выборах я не смогу принять участие. Проклятые костыли, будь они неладны. Одним словом, — пока я наблюдатель. Но очень внимательный и любопытный.

Комментариев нет:

Отправить комментарий