пятница, 5 сентября 2014 г.

ВДВ - войска политического контроля

Целуя знамя в пропыленный шелк
И выплюнув в отчаянье протезы,
Фельдмаршал звал: "Вперед, мой славный полк!
Презрейте смерть, мои головорезы!"
Владимир Высоцкий «Целуя знамя в пропылённый шёлк...»


Недавно вбил в поиск название своего старого доброго наброса и возрадовался. То есть на мой опус «Трактат о бесполезности ВДВ» последовал живой отклик в массах. Жаль не у целевой аудитории, но и на том спасибо. Это была небольшая грубоватая, неотесанная, а главное, – не завершенная статья, которая должна была стать частью моей книги «Антиаквариум», в которой речь будет идти об истинной роли маргеловских структур. В свете последних событий, думаю, пришло время дополнить её. Просто ознакомьтесь со сделанными мною выводами, к которым я пришел задолго до того, как colonel Юлий Мамчур с тремя пистолетами неожиданно для себя встретил вооруженных до зубов неопознанных летающих зеленых человечков на аэродроме Бельбек.
Путин проверяет готовность войск ВДВ

Воздушно-десантные войска отжили свой век еще во вторую мировую войну, полностью раскрыв свою неэффективность и бесполезность. Напрасно их так интенсивно готовили к массовым заброскам в тридцатые годы, – в конечном счете,  их использовали так же, как и простую пехоту.

Первыми в этой войне применили воздушный десант немецкие соединения в Бельгии, Нидерландах, Норвегии и Греции. Изначально это были локальные высадки в размере одной роты, но уже для захвата Коринфского канала был сброшен целый полк, а на Крит, – 7-я дивизия. Однако уже в Польше десантировались без парашютов посадочным способом для захвата аэродромов.

Все эти упомянутые операции имели успех при соблюдении одного немаловажного условия, – парашютисты сбрасывались в самом начале агрессии на другую страну, еще пребывающую в  состоянии мира, а посему не готовую к отражению внезапной агрессии. Позднее операции по десантированию крупных соединений немцами более не проводилось, – сказывались большие потери и малая эффективность. Именно поэтому впоследствии работали только одиночные группы профессионалов высокого класса, вроде Отто Скорцени, да и то, зачастую они высаживались на планерах, а не с парашютов.

В Советском Союзе в довоенное время парашютной подготовке тоже уделяли немаловажное , – именно у нас, под Воронежем прошли первые учения ВДВ. И тем не менее, Великая Отечественная война не дает нам примеров их эффективного массового применения, – целые корпуса оказались невостребованными в том качестве, в котором создавались. Заброски парашютистов в тыл иногда все же производились, правда, в ночное время. Почему? Для того, чтобы хоть как-то противодействовать зенитным орудиям. В результате часть сброшенного соединения гибла при десантировании, часть не находила  друг друга, и истреблялась поодиночке.

Воздушный десант

Попытки использовать для парашютного десанта более крупные соединения, – бригады и полки, неизменно заканчивались неудачей. Один из первых провалов в этом ряду, – десант 201 бригады в феврале 1940 года, брошенной в тыл финских войск. Негативный опыт не был учен, и в Великую Отечественную войну были произведены две массированных операции по заброске крупных воинских формирований, – Вяземская в начале 1942 и Днепровская в 1943 году, которые, в конечном итоге, тоже оказались провальными. На первом этапе Ржевско-Вяземской с парашютов высаживалась только 201 бригада, да и то в ночное время. Попытка отправить в тыл целый 4-й воздушно-десантный корпус изначально была сорвана. Из-за налетов вражеской авиации была уничтожена значительная часть самолетов, предназначенных для заброски. В итоге, в первой партии из двух высадили только 3 батальона 8-й воздушно-десантной бригады, да и то, из 2497 парашютистов на место сбора добрались только 1300. К тому же, большая часть груза в 34 тонны, – в основном боеприпасы и артиллерия, оказались безвозвратно потеряны. В рамках этой операции на порядок удачнее действовал прорвавший фронт 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова, к которому, в конце концов, и перешли в подчинение десантники. Просто зафиксируем тот факт, что конница оказалась намного эффективнее воздушного десанта.

Подготовка к прыжку с парашюта

Что же касается Днепровской операции, или Букринского десанта, то он просто закончился катастрофой. Из-за действий зенитной артиллерии выброска состоялась не с запланированных 600 метров высоты, а с 2000, причем в ночное время, в результате чего полоса разброса составила 60 километров. Несколько сотен утонули в Днепре, а остальных истребляли поодиночке и захватывали в плен. Всего же было выброшено 4575 парашютистов 3-й и 5-й воздушно-десантных бригад (из них 230 по ошибке над своей территорией). Уже за первые сутки 700 из них было убито, 200 взято в плен, а сумевшие соединиться с остальными, всего около 2300 человек, были разбросаны среди 35 групп, которые вели бои в окружении. Связь с ними оказалась потеряна из-за гибели радистов и офицеров-кодировщиков, – в результате от высадки второго эшелона отказались. Фактически провал этой операции поставил крест на дальнейшем использовании крупного воздушного десанта, – подготовленные еще в довоенное время подразделения отныне использовались в качестве обычной пехоты.

Прыжок с парашюта

Одним словом, наиболее эффективными оказались действия небольших диверсионных групп, вроде десанта из 37 добровольцев на Майковский аэродром, из которых выжил, и за 22 дня к месту назначения добрался всего лишь 21 человек. За время короткого боя ими было уничтожено по разным сведениям от 10 до 20 самолетов. Главный итог этой операции, – пришли к выводу, что подобные действия все же лучше производить с помощью налетов авиации.

Рано или поздно к подобным выводам пришли и союзники, – массовая высадка воздушного десанта в Нормандии, оказалась первой и последней операцией подобного рода.  С тех пор на подобное уже не решались, учитывая полученный негативный опыт. Одна из причин, хотя и не главная, все та же, – существовала вероятность, что скорее противник мобилизуется против внезапного десанта, чем те подразделения, которые были сброшены в хаотичном порядке, найдут, наконец, своих командиров и перегруппируются.

Прыжки в войсках ВДВ

Время ВДВ ушло, так и не начавшись. Парашют, изобретенный сто лет назад, как способ переброски воинских соединений, уже морально устарел, и годен, пожалуй, только для спасения экипажей летательных аппаратов. С введением в строй вертолетов, парашютисты вообще стали терять свое значение, и практически не применялись в боевой обстановке. Даже в Афганистане, единственный случай, который могут припомнить в качестве примера их применения, – это упомянутый Громовым эпизод во время операции «Магистраль» в 1987 году. Да и то, с парашютов сбрасывали не живых людей, а манекены, дабы засечь огневые точки «душманов» и подавить их огнем артиллерии. Поэтому если в Афганистан еще брали с собой купола, то на Кавказ уже нет, – лишняя и совершенно бесполезная обуза.

В том же Афганистане десантные операции все же проводились, но при этом исключительно с помощью вертолетов, – например, в ходе Кунарской операции в 1985 году или в Пандшерском ущелье. В случае, если бы вдруг пришлось воевать не в локальных конфликтах с партизанскими формированиями, а против современного государства, здесь бы наша техника не оправдала возложенных на нее надежд.

Приземлившийся десантник с парашютом

Я напомню, что если не считать Ми-28, разработанного только в 1987 году, до введения в строй так называемой «Черной акулы» (Ка-50), и сменившей ее Ка-52, советская фронтовая авиация отличалась фактически отсутствием вертолета огневой поддержки. Что же касается имевшегося в наличии «летающего БМД» Ми-24, обладающего признаками как десантного, так и огневого вертолета, то этот гибрид оказался довольно слабым из-за совмещения этих качеств. Ни то, ни се. Я видел его в бою, когда он обстреливал соседние сопки, – выглядело это эффективно, но все равно, из-за отделения для десанта, ТТХ срезаются. Одним словом, у нас нет в достаточном количестве альтернатив Апачу и Команчу, – пока вся надежда на недавно разработанный Ми-28Н.

Произошло все это из-за того, что в свое время СССР сделал ставку не на оборонительную, а на наступательную доктрину внезапной агрессии. Ради того, что бы однажды выбросить огромный десант в тыл противника, и содержится огромный авиапарк самолетов Ан-12 и Ил-76, хотя на практике они применялись для десанта посадочным способом.

Ориентированная на сброс в район боевых действий единственный раз и только в случае внезапной агрессии БМД (боевая машина десанта), уступает по всем параметрам пехотной БМП (боевой машине пехоты), – не случайно новороссийские десантники не стали их брать во время прорыва Басаева в Ботлих. И все только из-за того, что требовалась техника, которую можно было сбросить в тыл вместе с парашютным десантом. Вы можете назвать мне хоть один случай, когда это производилось не на учениях? Мне вот как-то довелось однажды в гостинице «Салют» выпивать с самим Маргеловым-младшим, известным за десантирование внутри БМД (спустя двадцать лет он даже получит за это звезду Героя России). Нет слов, не каждый бы на такое решился. Однако, с практической точки зрения, от испытанных им дорогостоящих систем «Кентавр» и «Реактавр» нет никакого толка. Повторюсь, – кроме учений, они так никогда и не применялись на практике.

Боевая машина десанта

А между тем, время этой крылатой пехоты, уже ушло.

У меня плохие новости для войск ВДВ, – со времен 40-х годов войска ПВО шагнули далеко вперед, и теперь насчитывают в своем составе зенитно-ракетные комплексы и реактивную авиацию. В настоящее время уже не стоит никакого труда засечь в любое время суток даже одного парящего вниз парашютиста, вооруженного металлическим оружием. Здесь можно было бы сказать, что уже по приземлению его накроет артиллерийским огнем, но, боюсь, и до этого не дойдет. Все дело в том, что ни Ил-76, ни Ан-12, ни даже Ан-70 не оснащены технологией «Stealth», делающей их невидимыми на экране локаторов, – овчинка выделки не стоит. А посему, с их габаритами, дозвуковой скоростью и большой высотой полета, – они самая лакомая мишень для современной противовоздушной обороны. Вопрос даже не в том, сколько процентов самолетов при массовом набеге успеет сбросить десант, – все гораздо хуже. Я бы поставил его иначе, – сколько раз подряд успеют сбить все транспортные самолеты? Поэтому совместных учений ВДВ и ПВО никогда не будет, – все сведется к фразе: «Парни, можете не прыгать, мы Вас уже 10 раз условно уничтожили».

Поверьте, массовая высадка, на которую до сих пор готовят целых четыре дивизии ВДВ в России, – не более, чем глупая утопия, осознание которой недоступно только интеллекту «аналитиков» из их структур. Такое еще было возможно в 1940-1950-е годы, да и то, – только ночью.

Воздушный десант - с неба в бой

Всё. Время парашютистов ушло в прошлое. Пока для десанта разрабатывали маломощную боевую технику и артиллерию, у которой только одно достоинство, – ее можно было сбрасывать с воздуха, во всем мире, в том числе и у нас, развивались средства ПВО, которые давно свели на нет все перспективы этого рода войск.

В отличие вертолета, Ил-76 и Ан-70 не умеют летать на сверхмалых высотах в складках местности, прячась от локаторов, да и при современном уровне развития ПВО, уже и это не спасает. На противоракетные маневры эти медленные тяжеловозы тоже не способны, – их будут расстреливать как в тире. Один единственный зенитно-ракетный комплекс, даже без аврала, с ленцой, может уничтожить целую дивизию ВДВ в воздухе, – то же самое под силу одному современному истребителю.

Я вообще не понимаю смысла парашютной подготовки в условиях современной войны. Вертолет высаживает десант и без выброски с высоты посадочным способом, просто приблизившись к земле. В свою очередь транспортные самолеты смогут безопасно работать над чужой территорией только тогда, когда ПВО страны, в которую намечается агрессия, будет полностью уничтожена. То есть, когда уже не будет никакой надобности в том десанте. Так для чего же тогда нужна это подготовка, невостребованная уже несколько десятилетий подряд? Для чего в Российской армии содержат 4 дивизии ВДВ (в США, в настоящее время всего 2), которые большую часть учебного времени учат навыкам, которые им никогда не пригодятся на войне?

Тренировка войск ВДВ

Я долго попытался найти в истории тот самый последний раз, когда был осуществлен последний боевой массовый десант с парашютов, который так старательно отрабатывают 4 дивизии на учениях. Чем больше я изучаю этот вопрос, тем больше убеждаюсь, что произошло в 1945 году, в ходе разгрома японских войск. Причем, это было даже не на материковой территории Маньчжурии, где десантировались небольшими группами пограничников, да и то посадочным способом, – с помощью транспортных самолетов Ли-2 и С-47.

Последний же советский боевой парашютный десант состоялся 24 августа 1945 года, когда в районе Тойохара (Южно-Сахалинска), на землю было сброшено около батальона 113 стрелковой бригады. Командование вынуждено было пойти на риск и возможные потери из-за спешки, – торопились быстрее создать плацдарм для оккупации Хоккайдо, хотя американцы возражали против вторжения наших войск на японскую территорию, и по этому поводу еще продолжались переговоры.

Вот, собственно и всё. Конница и то в Великую Отечественную войну сыграла на порядок большую роль. Впору к следующему году готовить к выпуску юбилейную медаль, – «70 лет без боевого десанта с парашюта».

Как ни пытался я найти нечто, похожее на массовый воздушный десант в послевоенной истории, – все было тщетно. Как мы уже с Вами выяснили, в Афганистане не было забросок с парашюта. Даже во время вторжения в конце 1979 года 103 гвардейская воздушно-десантная дивизия выгружалась посадочным способом в Кабуле и Баграме. Да, держали наготове два батальона для высадки с парашютов, но они так и не пригодились. Не было выброски и во время вторжения в Чехословакию, – аэродром для посадки был захвачен обманным путем, - пассажирский самолет с диверсантами 7-й ВДД совершил аварийную посадку якобы из-за имевшейся на борту неисправности.

Какое-то время, в 1946-1948 годах, в названии частей ВДВ даже стало появляться название «посадочные», – подразумевалось, что они будут сажаться на захваченные аэродромы с помощью транспортной авиации или планеров. Более того, в ходе учений в конце 40-х именно планерам отводилась особая роль, – от  их использования не отказались и в 50-х. То есть, по итогам войны, тогда всем было понято, что массовых десантов с парашюта уже никогда больше не будет.

Войска ВДВ

Что у нас еще было? Захват 3 ноября 1956 года аэродрома Текель, что в 17 километрах от Будапешта, 3-й ротой под руководством гвардии капитана Николая Харламова, что позволило высадиться на транспортных самолетах всему 108 ПДП. Я вот все искал свидетельства, – каким же образом была высажено его подразделение, – на парашютах, или все же «посадочным способом», как утверждает большинство источников? Маргелов при планировании операции по вторжению, вообще изначально исключал парашютный десант. Возможно, что садились они на планерах. Тем не менее, аэродром они захватили, обслугу и расчеты зенитных орудий «обезоружили». А после «обезоруживали» солдат, перешедших на сторону «контрреволюции», студентов и других «мятежников». Возможно даже женщин, которые активно помогали восставшим. Именно Харламову удалось пройти по трупам и взять штурмом кинотеатр «Корвин». Его подвиг был высоко оценен Родиной, – получил Золотую звезду Героя Советского Союза за то, что потопил в крови выбор народа.

Одним словом, если внимательно приглядевшись к истории этого рода войск, то можно прийти к выводу, что любимый сюжет наших кинорежиссеров, – с воздуха в бой, так старательно отрабатываемый на учениях, – глупая утопия, годная лишь для «показухи» и патриотических киносъемок. Это скорее высокомобильные войска, предназначенные для того, чтобы высаживаться на аэродромах не противника, а в тех республиках, которые вот-вот могут выйти из-под контроля Кремля. Одним словом, это политические жандармы и палачи, не более того. Отсюда и столь трепетное снабжение, не идущее ни в какое сравнение с остальными войсками.

Уже в конце 1960-х годов стало ясно, что массовых забросов воздушного десанта в тыл врага не будет, и именно тогда была введена особая непрактичная и демаскирующая форма, скорее для излишней бравады и устрашения.

Никто кроме нас

Ну, а вся эта бутафория с парашютной подготовкой, от которой так и не отказались за 69 лет после Южно-Сахалинского десанта, нужна для оправдания существования этого рода войск. А еще, – это дополнительный элемент дрессировки, который позволят тренировать самые дисциплинированные войска, которые ни на секунду не усомнятся самом бессмысленном и кровавом приказе.

Повторю, – по своему духу, это войска политического контроля, годные лишь высаживаться на аэродромах в местностях, где им не противостоит ПВО. Где например? Да в любой республике, которая попытается выйти из-под власти Кремля, но еще не успеет обзавестись собственным ПВО, или еще пребывает в состоянии мирного времени. Ну, или же недостаточно усердно охраняет аэродромы, как это приключилось с полковником Юлием Мамчуром.

Вежливый зеленый человечек

Вспомним 1999 год, когда от Российской Федерации едва не откололся Дагестан. На начальном периоде, то есть во время взятия всей территории республики под контроль, я бы выделил два этапа, – первый, – когда в Ботлих бросили уже знакомый нам 108-й гвардейский десантно-штурмовой Кубанский казачий ордена Красной Звезды полк.

Да, этот тот самый, что «прославился» подавлением восстания в Венгрии, в ходе операции «Вихрь» осенью 1956 года, а затем участвовавший в подавлении «Пражской весны» в 1968-м. Появление на свет этого полка связано с формированием в 1948 году в Каунасе 7-я ВДД, в которую он и вошел. Это случилась как раз после того, как в 1947 году Армия Свободы Литвы перестала существовать как регулярное формирование, – был разгромлен штаб и офицерские курсы. Мне, кстати, в РГГУ читала спецкурс Елена Юрьевна Зубкова, крупнейший специалист в истории взаимоотношений Советского Союза и Прибалтийских стран. Оказывается, потери советских войск в первое послевоенное десятилетие в одной только Литве сопоставимы с теми, что понесли в Афганистане. Интересный боевой путь у этого полка до появления у подножия горы Ослиное Ухо: Литва, Венгрия, Чехословакия, Афганистан и Чечня, которая до «референдума» 2003 года де факто была независимым государством.

Иногда мне кажется, что в августе 1999 года не только для Шамиля Басаева стало неожиданностью то, что народы Дагестана, – аварцы и андийцы выступят против него. Возможно, что это оказалось приятным сюрпризом и для кремлевского руководства. Так или иначе, там, где не справляются внутренние войска, и страх потерять контроль над территориями перекрывает ответственность за лишнюю кровь, бросают воздушно-десантные.

2 августа рынок не работает - санитарный день

В качестве же второго этапа завоевания Чечни во время второй кампании, я бы выделил героическое участие Спецназа ГРУ и ВДВ в штурме Грозного в 2000 году. То есть, его полное отсутствие. Почему-то.

На самом деле, картина реальных событий рисуется такая, хоть на стену вешай: штурмуют город квартал за кварталом в качестве пушечного мяса необученная пехота, только что с поезда, за ней по пятам следуют внутренние войска и ОМОН, – по выражению моего однополчанина Алексея Ивановича, «как заградотряды за штрафбатом». А где же в это время был наш прославленный героический десант и спецназ? Ни за что не догадаетесь. Во вторую компанию они просто окружили Грозный, предоставив мотострелкам и бойцам внутренних войск погибать в уличных боях. Ну, не жандармы ли?

Против кого были направлены эти войска в окружении Грозного? Против боевиков? Тогда почему они не смогли помешать прорыву Басаева? Почему разведчики не смогли предугадать ни время, ни место, откуда они выйдут из города? Почему 8-я и 9-я рота 15 МСП Таманской дивизии даже не окопалась накануне того прорыва, про который блаженный «аналитик» полковник Квачков вещал, что это «тщательно спланированная операция»?

Против кого на самом деле были направлены стоящие в оцеплении Грозного в 2000 году? Слышали ли Вы что-нибудь о голодных бунтах в пехоте еще в первую чеченскую? И кто и как их подавлял?

Уверен, что когда вы узнаете всю правду, героический ореол «крылатой пехоты» померкнет в ваших глазах.

Путин проверяет войска ВДВ

Знаете, я тут на досуге размышлял о том, какой может быть модель идеальной тоталитарной и авторитарной диктатуры. Пришел к выводу, что современная путинская Россия вполне подходит под это определение. Я бы даже добавил пару штрихов для совершенства картины: во-первых, какого-нибудь гипотетического фельдмаршала Шойгучета в клоунском мундире на роль кровавого диктатора, во-вторых, посадил бы в парламент одних златозвездных выпускников Рязанского высшего воздушно-десантного дважды Краснознаменного командного училища имени генерала армии В. Ф. Маргелова.

Уверен, - Герои России, выпускники этого учебного заведения, оправдают все надежды партии и правительства. Они выполнят любой приказ. Они, ничтоже сумняше, проголосуют за что угодно, – за то, чтобы у матери родной отобрать пенсию и бесплатную медицину, или у своих же детей право даже на среднее образование. Иногда мне кажется, что они вполне единодушно готовы отдать свой голос и за собственную кастрацию. Если партия прикажет. Они, – не просто цепные псы. Я бы их сравнил с немецкими овчарками: те будут спокойно наблюдать, как насилуют их хозяйку, если та вдруг не успеет отдать им приказ, и наоборот, – порвут даже грудного младенца, если попросят. Нет у них ни чести, ни достоинства. Одна только собачья преданность, рабская покорность в беспрекословном выполнении любого преступного приказа, да медальки во всю грудь.

Так и наши прославленные герои из Рязани. Я не знаю, чем им промывают мозги, как дрессируют, но в итоге остается только слепое повиновение приказу.

Не поленитесь вслед за мною изучить биографии депутатов Государственной Думы VI созыва, особенно этих двух десятков ветеранов войны в Чечне и в Афганистане, и посчитать среди них офицеров-десантников. Вот солдат срочной службы оказался всего лишь один на все Федеральное Собрание (да и то в ЛДПР, где и рабочие попадаются). А вот контрактников, – тех, кто служил в составе пехоты, – ни одного. Еще раз вдумайтесь в смысл приведенной выше схемы разделения ролей среди родов войск при штурме Грозного в 2000 году и задумайтесь, почему так вышло.

***

Одним словом, Воздушно-десантный войска, как и Спецназ ГРУ, давно не оправдывают свое предназначения, и являются даже не атавизмом советской агрессивной политики в мире, а своего рода политической жандармерий. Они заточены исключительно на то, чтобы единожды в массовом количестве приземлиться на аэродроме страны, где нет современного ПВО. То есть, фактически уже нигде, кроме некоторых республик бывшего СССР [кстати, в моей так и не опубликованной книге «Антиаквариум» я писал это у себя ровно за год до инцидента в Севастопольском аэропорту Бельбеке], а кроме этого – на собственной территории и против своего народа.

Если этот вывод Вам покажется бредовым, то я могу привести в его подтверждение еще факты. Например, из истории любимой мною 16 Отдельной бригады Спецназа ГРУ, которая раньше размещалась в поселке Чучково Рязанской области.

Знаете, почему-то в списке боевых подвигов этой части очень редко добавляют участие в событиях вокруг расстрелянного в 1993 году Верховного Совета. Отчего же чучковские спецназовцы не гордятся своими подвигами в Москве октября 1993 года? Почему про участие в соревнованиях по тактико-специальной подготовке страны в 1993 и 1994 году, занятому в них первому месту и навечно оставшемуся в части кубку пишут, а про Москву в октябре 1993 года хранят гробовое молчание? Хотя нет, иногда всплывает упоминание о том, которое ради такого случая процитирую:

«В начале октября 1993 года сводный отряд, выделенный от бригады, выполнял задачи по усилению охраны и обороны Главного Разведывательного Управления Генерального штаба в Москве»

 Просто вбейте в поиск приведенную выше фразу.

Знаете, я настолько стар, что помню, как по итогам этих выполненных «задач» для «мальчиков» в голубых беретах актеры эстрады устроили концерт в Государственном Кремлевском Дворце, который транслировали по центральному телевидению. За какие же «подвиги» этим ребятам в форме ВДВ устроили такой праздник?

Когда их, недавно выведенных из Таджикистана, и еще пьяных от пролитой там крови, бросили на Москву, то на пути колонны в одном из подмосковных городков встала демонстрация из пенсионеров с плакатами. Навстречу им вышел подполковник, прокричал только одно слово: «Пи*доты!» и дал длинную очередь из пулемета над толпой. Когда стрельба прекратилась, то на асфальте остались только брошенные плакаты, – все разбежались. Колонна с карателями спокойно проследовала через притихший город, в котором погасли все, абсолютно все, огни в окнах домов.

Прекрасный полк, надёжный, верный полк –
Отборные в полку головорезы.

Так что же было в Москве? Напрягите свою фантазию. С одной стороны горы трупов, существование которых глупо отрицать, а с другой, – такое нежелание руководства этой части признаваться в том, что их соединение принимало участие в октябрьских событиях. Ну, а про то, как эта прославленная бригада показала себя в Грозном в первую кампанию, я уже писал. И как пьяный «аналитик» полковник Квачков упустил в 2000 году Басаева, а в 2001  Бараева.

И за каждым таким подвигом очередного подполковника, в архивах, куда кроме меня имеют доступ какие-нибудь менее опытные в поиске чеченские следователи из Грозненской прокураты, пылятся невзрачные бумаги, которые в любой момент могут свершить их судьбу. Чтобы держать на коротком поводке. Чтобы правильно голосовали в Думе. Чтобы не дергались понапрасну. Чтобы знали, где отдыхать во время отпусков.

И в завершение своих тезисов о том, что в современных условиях ВДВ и Спецназу ГРУ отводится исключительно роль политических жандармов и карателей, приведу одно свидетельство человека, который явно в курсе истинного положения вещей. Я не любитель обширных цитат, но тут как раз тот случай, когда стоит предоставить слово Виктору Суворову, ах пардон, Владимиру Резуну:

«Ну что же ты, маршал? Чего медлишь? Мы тут все свои. Злые мы все. Ну, спусти с цепи. Всю Россию кровью зальем. Только команду дай».

Post scriptum.
Вот, собственно и все. Считайте приведенным выше текстом анонсом моей новой книги «Антиаквариум». Раз меня не публикуют в России, буду издаваться там, где цензура бессильна и писать то, от чего у ней будет кровь из глаз идти. Я заставлю себя уважать, – если перефразировать то, что говорилось на одном моем любимом плакате.

Post sub scriptum.
Ну, и напоминаю об авторских правах,– при цитировании ссылаться, кто же позаимствует весь текст, – не забудьте при этом указать фамилию и имя автора, – Караичев Дмитрий.

Комментариев нет:

Отправить комментарий