понедельник, 29 сентября 2014 г.

Скончались Сарай и Ива с нашего разведвзвода

Сарай и Ива
На той неделе звонил Ганс, сообщил, что Сарай и Ива умерли, – у обоих сердце. Иву с Десантом, двух пацанов с Репьевки мы уже хоронили после второй компании, – слух прошел, что они погибли, да к счастью та весть ошибочной оказалась, - обознался кто-то. Живы, то есть оказались.

Что могу сказать? Классными они были пацанами. На таких можно было положиться. Настоящие воронежские парни. Ива – срочную на флоте служил. Душа на распашку, – делился последним с пацанами, не кроил, не таил ничего от братвы. Второе неофициальное погоняло во взводе у него было «Альфонс». Это его зема Десант так подкалывал за то, что тот с девахой у них в Репьевке сошелся зажиточной, ну и опустошал ее спиртные запасы. Понятное дело, что не сам, а завсегда с пацанами делился. После нашей командировки на Северный Кавказ вернулся домой, так рассказывал, что мать оставила ему ведро самогона. Обнимает, причитает: «Сынок, живой!», – а он все черпает кружкой. Так и заснул в обнимку с тем ведром. Любил выпить, да. Это его и сгубило, пожалуй. Помянем пацана, – здесь, де я сейчас это пишу, в Москве, – таких не встретить.



Ива

Сарай. Он был первый, кто позвал меня отравиться в командировку на Северный Кавказ в составе разведвзвода. Точнее не только меня, а это предложение он сделал всей роте связи. Когда я написал рапорт о том, чтобы меня направили в эту командировку и его порвали, то я вспомнил это предложение Сарая (Сладких Алексея Николаевича) и вышел лично на командира разведвзвода Иванова. Помню еще подполковник Искандеров, с женой которого я как-то дежурил в роте связи,  проходил мимо на плацу и как бы невзначай спросил:

– Не пожалеешь?

– Решение принято, товарищ полковник.

Помнится, уже в командировке близился мой день рожденья, – 22 года. Подошел я к Сараю перед выходом (все серпантины в феврале собрали вдоль Андийского Кайсу) и стал его озадачивать:

– У мня тут на днях день рождения намечается, а все что можно мы уже пропили, – даже шевроны. Однако, это день рожденья и его надо отметить, – что думаешь о этому поводу?

Сарай весь напрягся и стал изображать работу мысли.

– Придумаем чего-нибудь.

Развозили продовольствие по заставам, пробираясь на «шишигах» и двух БТРах по обледенелой дороге вдоль километровой пропасти, где через каждые 50 метров или обелиск, или наскальная лита погибшим шоферам.  На местах нам были рады, – в это время года они бы и на Ниве не рискнули бы по этим серпантинам ездить, – а тут мы сразу на БТРах. Со снабжением у них беда, – не хватало решительно всего, вместо дров топили валенками и галошами. Мы же развозили крупу и консервы. Там-то Сарай и предлагал местным по ящику тушенки (12 штук) оставлять нам для празднования дня рождения. Тариф среди местных был вроде две банки тушенки (не свиной, разумеется) на одну бутылку водки. Так вот на ящик и наскребли.

Сарай

Правда, празднование намеченного дня рождения сорвалось. Пришли худые вести из Воронежа, – поступил приказ нашу трехмесячную командировку увеличить до полугода. То есть задерживали вывод на три месяца. Вследствие этого наш разведвзвод запил с горя за день до моего дня рождения. Ту самую приготовленную водку.

И вот Сарай, уже практически невменяемый, спрашивает у меня патрон, – поняв, что пьянки не избежать, отцы командиры успели нас заблаговременно разоружить, но по рукам кое-что гуляло.

– А зачем тебе?

– Домой хочу. Дочку увидеть.

То есть овладели им с пьяну суицидальные настроения. Разумеется, я ему отказал, и Сарай начал меня душить. Натурально так, требуя патрон, чтобы застрелиться. Я хрипел, в перерывах успевал выкрикнуть «Хуй тебе», и всё начиналось заново.

Кстати, патрон он потом все же достал, – Череп ему одолжил без вопросов, а когда уточнил – зачем он ему, пригрозил:

– Только попробуй, бля, – вырублю нах.

Впрочем, стреляться Сарай передумал, и начал целить в меня. Получалось у него скверно, – все-таки он едва на ногах стоял, и поэтому водил стволом в разные стороны. Терпение у меня лопнуло, – все-таки я не нанимался ему в няньки, и пошел прочь из нашей сорокаместной палатки, что-то пиная на ходу. Пока я шел,  спину мне продолжал целиться Сарай и что-то бормотал себе под нос. Кстати, так и не выстрелил.

Наутро он разбудил меня и первым делом стал расспрашивать, – куда делся вчерашний патрон? Разумеется, послал его с такими расспросами. Потом у связистов, что жили с нами в одной палатке, выяснили, что после моего ухода Сарай целил в небольшой экран походного черно-белого телевизора (кстати, там, кажется, ни одна программа не ловила), но промахнулся.

Так вот и я ему не дал застрелиться в ту ночь, и он меня не пристрелил.

Потом гостил у него дома (в Дубовке, кажется), один раз он ко мне в Острогожск приезжал, ну и несчетное число раз выпивали вместе в Воронеже. Давно это было. Кажись в 90-х последний раз. После сколько раз в перерывах между учебой бывал в области, – а с ним так и не состыковались. о простой причине, – пил он беспробудно, и в назначенное время и место не добирался.

Жаль пацана. Подумал, – теперь никогда не услышу от него «Рад тебя видеть, Демонская морда», – это погоняло у меня такое было во взводе, – Демон. Ну, и никогда больше не выпьем вместе, как бывало.


Прослушать или скачать А в Дагестане снег лежит... бесплатно на Простоплеер

Комментариев нет:

Отправить комментарий